Вы здесь

2-я научно-практическая конференция «Психологические и педагогические проблемы современной реабилитологии» Доклады участников

Конференция Психологические и педагогические проблемы современной реабилитологии 14 мая 2002 год Москва, Зеленоград

 

Вступительное слово директора Центра реабилитации по социальной адаптации инвалидов и участников военных действий Валерия Михайловича Михайловского

Научно-практическая Наши сотрудники сделали многое для того, чтобы мы смогли здесь сегодня встретиться. Для нас сегодняшний день особенный. Спасибо всем кто приехал на конференцию. Наша конференция будет происходить стихийно, а не по плану, она будет «живой». Мы решили отменить общепринятые правила — вместо сонного президиума, сегодня за столом сидит «рабочий» президиум.

  • Алексей Алексеевич Леонтьев – профессор, доктор психологических наук, академик Российской Академии Образования, консультант и друг нашего Центра.
  • Тамара Александровна Жукова – начальник окружного управления социальной защиты города Зеленограда.
  • Михайловский Валерий Михайлович – директор Центра реабилитации.

Я хочу сказать несколько слов о людях, сидящих в этом зале. Когда мы приглашали Вас, то старались пригласить тех, кто непосредственно работает с пациентами, с людьми, которые приходят за помощью. В этом зале находятся практики. На конференции мы заслушаем доклады людей, которые имеют большой научный уровень и одновременно являются практиками. Это хорошо, когда идет слияние науки и практики, и, конечно, это то, что нам сегодня не хватает. Мы находимся на поле боя с деревянной винтовкой. Нам просто необходимо оружие. Это оружие мы должны получить сами и сейчас мы его создаем. Сегодня, 14 мая особенный день – День рождения Михаила Семеновича Михайловского. Конференцию мы приурочили к этой дате и решили сделать её ежегодной. 14 мая будем собираться здесь и по мере возможностей и способностей будем к ней готовиться в течение года. Итак, открываем конференцию! Здесь присутствует наш друг – Сергей Владимирович Лактионов — ветеран Афганистана, депутат Московской Городской Думы, человек, который уже много лет курирует вопросы, связанные с инвалидами. Он откроет нашу конференцию.

Выступление Сергея Владимировича Локтионова

Депутата Московской Городской Думы Уважаемые участники конференции, коллеги, позвольте поприветствовать Вас от имени Московской Городской Думы и от имени ветеранов локальных войн, моих друзей, однополчан, ребят, которые прошли Афганистан. Я еще нахожусь под впечатлением прозвучавшей музыки, она подобрана не случайно. Эта песня популярна у ребят, прошедших Афганистан и другие военные конфликты.История знакомства с Валерием Михайловичем солидная, ей уже более десяти лет. Мы познакомились тогда, когда еще не было Центра и мы, юные ребята, еще не привыкшие к этому слову «ветеран» попали в руки Валерия Михайловича в госпитале. Я тоже прошел реабилитацию, являюсь бывшим пациентом и не понаслышке знаю, что происходило с ребятами после войны и когда с ними работали специалисты, ваши коллеги. Не мне нужно доказывать Вам необходимость развития науки и разработки тактики. Где еще начинать и пробовать, если не в Москве, и все, у кого есть опыт, должны делиться, искать пути, тактику, вырабатывать стратегию. Каждый должен заниматься своим делом.В Государственной Думе я уже второй созыв, координирую вопросы социальной защиты инвалидов. Статистика и проблемы общеизвестны, но есть большая специфика, когда исполнительная власть, получив деньги от городской законодательной власти, начинает их лихо вкладывать, растрачивать, на мой взгляд, иногда не туда и не настолько эффективно. Часто не прислушиваются к мнению людей и, прежде всего к Вам, практикам. Я приглашаю Вас поделиться опытом, внести предложения. Моя коллега Драгункина возглавляет комиссию по социальной политике, имеет большой потенциал. Сообща с ней и с Вами мы можем многое изменить.Я желаю Вам плодотворной работы и успехов!

Выступление Григория Алексеевича Шмалия

Полковника медицинской службы, председателя медицинской комиссии ветеранов Зеленограда.Тема: «Волевой фактор, как основа реабилитационного процесса» Дорогие коллеги, друзья, товарищи!

Сегодня, 14 мая 2002г. профессору Михаилу Семеновичу Михайловскому исполнилось бы 78 лет. В этот день мы, работники Центра, основу которого заложил Михаил Семенович, как бы отчитываемся за свои труды перед ним – о тех достижениях и проблемах, которые вытекают из его представления о личности и ее становлении в социальном плане, после тяжелых стрессовых состояний полученных как в боевой обстановке, так и в сложных ситуациях мирного времени. Жизненный пример Михаила Семеновича в преодолении стресса является уникальным, т.к. он научился преодолевать боль и владеть собой в любой обстановке. Преодолев последствия боевой травмы, он всю жизнь преодолевал ее последствия в мирное время. Руководитель кафедры отоларингологии он постоянно оперировал больных часами стоя на протезах, проводил сложнейшие хирургические операции, спасая жизни и улучшая здоровье сотням заболевших.

На сегодняшний день уже не надо ни кому доказывать важность оказания социальной реабилитационной помощи лицам, перенесшим посттравматический синдром т.к. потери после его возникновения превышают боевые.

Итак, с 1990г. профессор Михайловский Михаил Семенович – научный консультант Центра «Школа реабилитации». За период с 1990г. по 2002г.- произошли значительные изменения и «Школа реабилитации» переросла в Государственное учреждение Комитета социальной защиты населения г. Москвы «Центр реабилитации инвалидов и участников войн» со стационаром на 12 мест.

Таким образом, Государство признало идеи профессора Михаила Семеновича Михайловского в части организации оказания реабилитационной помощи лицам, получившим психологическую травму в боевых условиях верными, также признана и необходимость создания специализированных учреждений для этой категории пострадавших на войне и в мирной жизни. Этим признанием подтверждается и тот факт, что назрела необходимость создания федеральной системы таких учреждений.

За период создания Центра, как Государственного учреждения, мы пришли к выводу о том, что для лиц перенесших посттравматический синдром нецелесообразно создавать крупные реабилитационные Центры на 100 и более коек – это слишком дорого и неэффективно. По нашему опыту, нам кажется целесообразным, создавать специализированные Центры реабилитации на 15 – 20 – 30 мест на более, но такой Центр иметь в каждом Административном округе или один на два округа в зависимости от статистической численности нуждающихся.

С открытием в Центре стационара на 12 мест мы получили возможность более качественно отрабатывать и совершенствовать методы реабилитации наших пациентов.

Главная наша задача – квалифицированно научить пострадавшего самовосстанавливаться, самому победить свой недуг, укрепить волю в достижении поставленной цели, самому найти достойное место в семье, обществе, творчестве и вообще в жизни, а так же помочь своему товарищу в преодолении подобных недугов, научить видеть свет в конце туннеля, но для этого необходимо, прежде всего, большое желание самого пациента, его сила воли в преодолении своего недуга.

Мы всегда видим выход из любых ситуаций и обязаны передать наши видения людям нуждающихся в них, укрепить веру и надежду на лучший исход.

Лучшим примером в достижении этой цели является сила воли, жизни и деятельность профессора Михаила Семеновича Михайловского. В деле социальной реабилитации личность Михаила Семеновича является, на наш взгляд, незаменимой, как наглядный пример в том, что вся его жизнь является той моделью, которая четко обозначила еще во Вторую мировую войну всю клинику посттравматического синдрома и показал как его преодолевать (лечить) задолго до Вьетнамского синдрома, он доказал также важную значимость добровольного волевого фактора в преодолении последствий психологической травмы своим личным примером, всей своей жизнью. Свои методы реабилитации он передал своим детям.

Скромный, добрый, настойчивый в достижении поставленной цели, он является символом в преодолении посттравматического стресса. Нам в нашей работе такой символ крайне необходим, а еще больше он необходим тем 18-19 летним юношам, которые приходят к нам из Чечни, он необходим также и ветеранам Афганистана и Великой Отечественной войны, которые и на сегодняшний день продолжают воевать во сне.

Жизненный опыт преодоления посттравматического синдрома Михаилом Семеновичем Михайловским используется и за рубежом, в частности американским профессором психологии Бенджамином Колодзиным.

Выступление Тамары Александровны Жуковой

Начальника окружного управления социальной защиты населения Зеленоградского АО. Тем, кто первый раз в нашем городе я немного расскажу о нем. Зеленоград – это зеленоградский административный округ города Москвы, население 270 тыс. У нас 5 муниципальных районов, в каждом находится центр социального обслуживания, в одном из них имеется отделение реабилитации (это кроме того центра, в котором мы сегодня собрались). Затем, у нас в городе есть центр помощи семье и детям, в которой существует отделение реабилитации детей инвалидов. Хочу отметить, что для такого небольшого округа у нас достаточно большая и развитая сеть учреждений, которые работают с пенсионерами, детьми, жителями, попавшими в стрессовые ситуации и с людьми с ограниченными возможностями.Все это было сделано большими усилиями и префектуры, и районных управ, и Комитета социальной защиты г. Москвы. Проблеме реабилитации людей с ограниченными возможностями у нас уделяется большое внимание, о чем и говорит сегодняшняя научно-практическая конференция.

Сейчас слово имеет Алексей Алексеевич Леонтьев.

Выступление Алексея Алексеевича Леонтьева

Доктора психологических наук, профессора, академика РАО.Тема: «Проблема подготовки и переподготовки кадров реабилитологов». Дорогие друзья и коллеги! Я думаю, что тот дух, который отличает этот реабилитационный центр по социальной адаптации от других учреждений, четко прослеживается в выступлении Михаила Семеновича. Я бы обозначил это так – это не чисто медицинское учреждение, а значительно большее – именно психологическое учреждение. Центр уже сегодня может предложить свой опыт тем, кто сейчас занимается проблемой реабилитации, и что особенно важно, кто переходит или будет переходить в систему медицинской и психологической реабилитации. Я не буду говорить о научных основах подготовки или переподготовки людей, которые сейчас будут приходить в центры реабилитации на работу. Людей, профессионально владеющих реабилитацией в Москве и других городах не так уж много. Мы с Валерием Михайловичем Михайловским разрабатываем систему подготовки и переподготовки специалистов реабилитологов на базе РЦСА с использованием его опыта.Лекционный курс с практическими занятиями будет называться: «Актуальные проблемы современной реабилитологии».Кого бы мы хотели видеть на занятиях?Предполагаем, что на эти курсы могут придти 3 типа подготовленных специалистов:1. Люди с медицинским образованием без опыта и специализации в области реабилитологии.2. Профессиональные психологи (клинические, общие) без опыта и специализации в области реабилитологии.3. Профессиональные педагоги, педагоги дефектологи без опыта и специализации в области реабилитологии.Подготовка, которая дается этим специалистам это достаточно большая база, от которой можно отталкиваться. Мы считаем, что на курсе должны обучаться специалисты и со средним медицинским и педагогическим образованием. Курсы будут проходить с отрывом от производства в течение 2,5 недель, примерно 60 учебных часов.

Лекционная часть состоит из 4 блоков.

1 блок – организационный. В него войдут 3 небольшие лекции.

  • Основные проблемы и перспективы реабилитационной работы Комитета социальной защиты населения г. Москвы.
  • Задачи и научные основы работы курсов повышения квалификации.
  • Деятельность центра реабилитации.

2 блок – социальный.

  • Основы социальной работы.
  • Ветераны в обществе. Психологические причины взаимного непонимания воевавших и не воевавших людей.

3 блок – личностный.

  • Введение в психологию личности.
  • Девиации личности.
  • Психология здоровья.
  • блок – медицинский.
  • Неврозы, пограничные состояния.
  • Посттравматический стрессовый синдром.
  • Основы реабилитологии.

Хотелось бы, чтобы эти курсы были бюджетные, за счет Комитета социальной защиты населения.По завершению курса будут выдаваться свидетельства о прохождении обучения в ГУ РЦСА. Хочу обратить внимание на то, что Центр готов к проведению таких курсов!

Выступление Виталия Александровича Шиндина

Заслуженного врача России, кандидата медицинских наук, полковника медицинской службы в отставке.

Тема: «Проблемы реабилитации ветеранов войн».

Я бывший военный врач, и моя информация будет изложена в плане моего понимания проблем реабилитации и той работы, которую мы здесь выполняем.

В решении проблемы социальной защиты ветеранов, как главной уставной целью ветеранской организации, сохранение и восстановление здоровья занимает центральное место. Вот почему в организации данной научно-практической конференции по актуальным проблемам реабилитации Окружной Совет ветеранов принимает активное участие.

Здесь следует, пожалуй, высказать принципиальные положения, касающиеся охраны здоровья населения. Концепция сохранения и укрепления здоровья человека должна строиться на основе модели здоровья, предложенной Всемирной организацией здравоохранения, где здоровье понимается как состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только как отсутствие болезни. Научно доказано, что состояние здоровья населения во многом (до 80 %) зависит от социально-экономических, средовых (экологических), наследственно-генетических факторов и лишь на 20% непосредственно от медицины. Вот почему к охране здоровья надо подходить с широких социальных позиций.

Отложена в архив «Государственная программа профилактики заболеваний и формирования здорового образа жизни населения СССР на период до 2000 года», принятая Комитетом Верховного Совета СССР по охране здоровья народа. Однако, проблема остается и её надо решать в новых социально-экономических условиях.

По нашему мнению, следует выделить четыре направления охраны здоровья населения, в том числе и ветеранов.

  1. Улучшение социальных условий жизни ветеранов, формирование и утверждение здорового образа жизни на государственном и семейно-бытовом уровне.
  2. Оздоровление окружающей среды.
  3. Стимулирование должностных лиц государственной службы, руководителей предприятий и учреждений по сохранению здоровья граждан.
  4. Повышение качества медицинской работы государственных органов и учреждений здравоохранения, реанимация, профилактика, активизация санитарно-просветительской работы.
  5. Добиваться того, «чтобы здоровый образ жизни вошел в быт каждой семьи, стал не только осознанной потребностью каждого человека, но и мерилом его общей культуры»

Е.И. Чазов, 1987г.

С удовольствием хочу отметить, что в текущем году президент России В.В. Путин приковал внимание органов исполнительной власти и широкой общественности к ведению здорового образа жизни. Поставил задачу по формированию здорового образа жизни наших людей и, что очень примечательно, подает личный пример в этом направлении, о чем я ему непосредственно сказал во время приема в Кремле.

«Образ жизни – понятие не суточное, не бытовое, а стиль жизни. Мне здоровый образ жизни необходим не для того, чтобы прожить 150 лет, а чтобы иметь возможность жить с полной отдачей. Для этого, прежде всего, нужно научиться снимать стрессовую накладку дня. Доброта – основа здорового образа жизни. Здоровый образ жизни – высшее ощущение порядка», - так понимает сущность здорового образа жизни известный ленинградский учитель литературы Е.Н. Ильин (1987 г.)

Много полезной информации по здоровому образу жизни можно получить из трудов академика Ю.П. Лисицина (1986), доктора медицинских наук Ю.Ф. Змановского (1984), доктора медицинских наук Сухабревского (1984). Большинство указанных работ было опубликовано в начале перестройки. В то время я служил на границе и занимал должность начальника военно-медицинской службы Прибалтийского пограничного округа.

Вот тогда я обратил внимание на зависимость состояния здоровья военнослужащих от образа их жизни. Мои личные научные интересы в тот период были направлены на решение проблемы сохранения и повышения уровня здоровья пограничников, на изучение влияния различных факторов военной службы на состояние здоровья личного состава, на формирование с помощью командования у офицеров и всего личного состава здорового образа жизни. В тот период (1988 –1990 гг.) мной были написаны две монографии, которые на конкурсе военно-научных работ пограничных войск получили высокую оценку. С этими работами Вы сегодня можете ознакомиться в этом зале.

Будучи главным психоневрологом пограничного округа, а в последующем начальником военно-медицинской службы Прибалтийского пограничного округа, мы с коллегами обобщили и проанализировали обширный фактический материал, более 40 тысяч случаев многолетних наблюдений за военнослужащими различных категорий и специальностей. Была разработана методика комплексной оценки образа жизни военнослужащих, которую апробировали в процессе диспансеризации, а также в повседневной лечебно-профилактической работе непосредственно в войсковых частях, а также в окружном госпитале. Методика была предложена для практического применения в пограничных войсках.

В результате проведенного исследования установлено: образ жизни офицеров-пограничников – это комплексный показатель, характеризующий стиль их жизни, который во многом зависит от характера и условий служебной деятельности, от характерологических особенностей личности. В среднем 21% офицеров ведут (точнее вели) «здоровый» образ жизни, 46% как обычный (средний), а 33% - нездоровый.

Образ жизни и состояние здоровья офицеров во многом взаимозависимы. Показатели заболеваемости военнослужащих зависит от их образа жизни. Формирование здорового образа жизни пограничников и всех других граждан – прямой путь к укреплению здоровья.

Значительная часть офицеров-пограничников беспечно относятся к своему здоровью: 51% из них курят, 39% имеют избыточный вес, 14% совсем не занимаются физической культурой, 46% не соблюдают в полном объеме правила личной гигиены, 62% не закаливают свой организм. В результате такого отношения к своему образу жизни, у каждого второго офицера были выявлены жалобы на здоровье, у каждого третьего субъективное состояние здоровья за последний год ухудшилось. 14% офицеров не были удовлетворены своей службой. Заболеваемость офицеров, ведущих нездоровый образ жизни, а также неудовлетворенных службой значительно выше по сравнению с показателями заболеваемости офицеров, ведущих здоровый образ жизни.

При формировании здорового образа жизни следует учитывать, что многие факторы здоровья, такие, как систематические занятия физической культурой, закаливание, соблюдение правил личной гигиены, отказ от курения просто необходимы. Выполнение хотя бы одного из них неизбежно повлияет на изменение образа жизни в целом, укрепление здоровья. Для достижения высокого уровня здоровья нужна неустанная систематическая работа над совершенствованием своего физического состояния, преодоление и отказ от вредных привычек.

Строить себя, свое здоровье по жесткому графику трудно. Из этого следует, что формирование здорового образа жизни, как и освоение приемов реабилитации – процесс довольно сложный и трудный, он идет у человека через преодоление собственных слабостей, лени, проявление постоянных волевых усилий, воспитание положительных привычек.

А если человек серьезно болен, в его организме что-то сломалось?

«Надо бороться. Ползти, карабкаться, преодолевать себя. Человек всегда (за исключением самых безнадежных случаев) может преодолеть болезнь. Настраивая себя на выполнение сверхзадачи, получаешь такой эмоциональный заряд, который сам по себе может стать предпосылкой нормализации всех функций организма. Бороться за себя, строить свое здоровье надо с детства, с юности, а особенно после сорока лет необходимо не оставлять свой организм без закалки, без тренировки ни на один день. И так всю жизнь». – так отвечал на этот вопрос профессор С.Н. Федоров.

Абсолютно здоровых людей мало. Но у каждого человека, даже тяжело больного, есть компенсаторные возможности, позволяющие улучшить свое состояние (В.А. Галкин,1987). Известно наблюдение, сделанное военными врачами ещё в позапрошлом веке: у победителей раны заживают быстрее. Это не просто крылатая фраза, а истина вполне объяснимая, бодрость, душевным подъемом стимулирует защитные силы, помогают мобилизовать резервы выздоровления.

Здесь я позволю себе небольшую ремарку. Ветераны Афганистана не чувствуют себя победителями, хотя честно выполняли свой интернациональный воинский долг, но не получили от общества, в силу социально-экономического положения в стране, необходимой морально-психологической и социальной поддержки. Это усиливает их стрессовое состояние и приводит к социальной дезадаптации, тяжелому болезненному состоянию, нередко со смертельным исходом. По-видимому, это и привело к преждевременной смерти 24-х молодых ветеранов Афганистана из 450 проживающих в городе Зеленограде.

Сейчас уже ни кто не отрицает, что уровень здоровья населения, показатели заболеваемости и смертности как в зеркале отражают уровень жизни людей и благополучие государства, уровень его экономического и культурного развития.

Недавно назывались такие официальные цифры по городу Зеленограду, что среди первоклассников только 3-е из 10 совершенно здоровые дети, остальные имеют различные болезни, а к окончанию средней школы нет ни одного совершенно здорового подростка. 70% из них имеют по 2 –3 хронических заболевания. Отсюда возникает проблема с призывом на военную службу. Качество здоровья призывников должно быть значительно выше, ибо здоровье личного состава – важнейший элемент боевой готовности войск. Введение в этом году по решению обязательной диспансеризации школьников улучшит здоровье призывников.

Сама по себе военная служба в мирное время, по моим наблюдениям, не ухудшает здоровье солдат, хотя специфика военной службы в, некоторых случаях, влечет за собой потерю здоровья, а иногда и жизни.

Все вышесказанное отражает мое отношение к пониманию проблемы реабилитации ветеранов военной службы и прежде всего ветеранов ВОВ. Проблема эта существует и требует своего решения. Стареют ветераны, слабеют механизмы их самозащиты. Государство не в состоянии обеспечить им достойную жизнь. Обычные поликлиники и даже госпитали ИОВ не могут решать проблему без специальных центров реабилитации, к примеру таких, каким является наш Центр в городе Зеленограде. Конечно, он еще не достиг своего полноценного завершенного развития, но прочно занимает нишу в решении общей проблемы реабилитации.

В этих центрах, кроме медицинской реабилитации, очень важной составляющей является социальная адаптация, без которой невозможно улучшить качество жизни.

В настоящее время в стационарах лечебных учреждений многие тяжелобольные, перенесшие болезни центральной нервной системы, инсульты, опорно-двигательного аппарата, проходят укороченный срок лечения и не получают необходимого восстановительного лечения, за исключением, пожалуй, кардиологических больных: некоторые из них продолжают лечение в специальных санаториях. Но система специализированного лечения инсультных больных в подобных санаториях пока должным образом не развернута. В 70-ые годы прошлого века сроки госпитализации таких первичных больных составляли, как правило, не менее двух месяцев. В настоящее время курс восстановительного лечения в условиях госпиталя или больницы практически свернут. Динамическое наблюдение за такими пациентами после выписки осуществляется недостаточно. Через полгода после выписки на повторный курс лечения такие больные зачастую не направляются.

Это прикованные к постели люди с трудом могут дойти до туалета и продолжают лежать, не получая необходимой помощи по восстановлению двигательных функций. Отсюда стойкие сгибательные контрактуры.

Причины такого положения очевидны: организационные недостатки в обеспечении преемственности в лечении таких пациентов; психологические – если болей нет, то человек терпеливо ждет улучшения. Родственники рассуждают примерно так: «Ну что теперь поделать, такая болезнь, такая судьба»!

Врачи поликлиники, если и посещают больных, то не могут уделить им столько внимания, сколько необходимо. И как следствие – возникают стойкие мышечные контрактуры, препятствующие восстановлению движений в конечностях.

Будучи консультантом невропатологом реабилитационного центра вполне определенно заявляю, что многие хронические больные с нарушением двигательных функций нуждаются в постоянной реабилитационной помощи, которую они могут получить только в реабилитационном центре, поскольку в больницах отделения восстановительного лечения практически не развернуты, а поликлиники эту задачу выполнить в настоящее время не могут.

Необходимо принимать меры на государственном уровне по развитию реабилитационной службы, строительству небольших реабилитационных центров, приближенные к населению по месту их постоянного проживания, примерно по одному в каждом административном округе. В Зеленограде это стало возможным благодаря решающей поддержки префекта, понимания им возможности решаемой для жителей города проблемы, а также при активной поддержке со стороны Комитета социальной защиты населения Москвы. В прошлом году было развернуто 12 стационарных коек, а в этом году положительно решается вопрос о строительстве протезной мастерской при реабилитационном центре. Такая потребность существует.

Как пациенты попадают в центр реабилитации?

Главным образом посредством живой рекламы. Я был свидетелем разговора ветерана Афганистана, который советовал своему товарищу: «Иди в наш Центр к Михайловскому, там без волокиты тебя примут, и главное помогут». Имеющиеся в Центре многочисленные отзывы бывших учеников (как у нас принято называть пациентов) подтвердят мною сказанное.

Окружной Совет ветеранов уделяет постоянное внимание вопросам медицинского обслуживания, в том числе лекарственного обеспечения ветеранов, обсуждает эти вопросы на своих заседаниях, пленумах и вносит предложения в органы здравоохранения, исполнительной власти, в том числе в Правительство Москвы.

С 16 мая в реабилитационный центр пребывает очередная группа ветеранов, которая сформировалась учетом мнения и просьб территориальных Советов ветеранов. Между Советами ветеранов и лечебными учреждениями установлена связь, обмен оперативной информацией. Вместе с тем, по мнению окружного Совета ветеранов, необходимо улучшить организацию диспансеризации ветеранов ВОВ, освободиться от формализма в этой очень важной работе.

Когда я слышу, что диспансеризацию прошли 100% участников ВОВ, у меня возникает большое сомнение. Даже в организованных военных коллективах охват диспансеризацией офицеров не превышает 95 – 96%. Главное, чтобы после диспансеризации для каждого ветерана был разработан план лечебно – оздоровительных мероприятий. Хотелось бы, чтобы медицинское управление Здравоохранения округа вопросы диспансеризации ветеранов ВОВ держало под постоянным и неослабленным контролем. Следует улучшить взаимодействие между учреждениями здравоохранения города Зеленограда и реабилитационным центром в обеспечении преемственности лечения и реабилитации наших уважаемых ветеранов.

В заключение я хочу сказать, что само проведение нашей конференции – шаг вперед к совершенствованию службы реабилитации ветеранов. Необходимо полнее использовать научное наследие врача – гуманиста профессора М.С. Михайловского, без которого бы не было Центра реабилитации в Зеленограде.

Главное — неуклонно двигаться вперед в решении очень важной социальной проблемы и пожелать коллективу зеленоградского Центра реабилитации творческих успехов!

Выступление Виктора Марковича Шкловского

Профессора, академика РАО, директора Центра патологии речи и нейрореабилитации.Тема: «Проблемы реабилитологии и современная концепция нейрореабилитации». Очень важно, то, что эта конференция происходит в городе с удивительным территориальным расположением. Создавался Зеленоград как город-спутник Москвы с высокими технологиями, с экономическим обеспечением, с хорошим техническим оснащением и структурами. Потом он стал районом Москвы. Но эта планета сохранила многие структуры и возможности. В нашей жизни происходят парадоксы. Проблема реабилитации оказалась одной из самой важной и сложной проблемой в области медицины, здравоохранения и в области социальных проблем. Реабилитация серьезная и сложная область, которая иногда начинается в рамках медицины и проходит довольно долгий путь до Министерства труда и социальной защиты. А между ними есть огромный промежуток, крайне важный и довольно сложный. Связан он с рядом причин, это прежде всего огромное количество заболеваний, которые приводят к тяжелым последствиям, где только лечения медикаментами не обойтись.

Лечение – это сотая доля в жизни человека, перенесшего серьезную травму или заболевание.Второй парадокс заключается в следующем: чем интенсивнее развивается наука, тем больше возникает сложностей. Современный уровень развития науки дает возможность спасать жизнь человека при рождении, в реанимации, в кардиологии, в нейрохирургии… Все эти успехи при спасении жизни человека требуют решения все больших и сложнейших проблем, которые связаны с выживанием человека, с уходом, с реабилитацией и с пребыванием в обществе.Я приведу для примера такие цифры: 30% новорожденных нуждаются в срочных реанимационных мероприятиях; около 26% двухгодовалых детей страдают минимальной мозговой дисфункцией, (что ведет к задержке психического развития, нарушению внимания, девиантной форме поведения, задержкой речевого развития…). По итогам последней диспансеризации выяснилось, что дети с нарушениями речи занимают 1 – 2 место.Сегодня серьезно ставится вопрос о заболеваемости, о проблемах инвалидности, об участниках военных действий. Силы медицины и психологии объединяются. Ведь те люди, которые воевали в Великую отечественную войну и были ранены, до сих пор «больны», несмотря на то, что послевоенная система лечения была одной из лучших.Цифры статистики таковы: 400 тыс. инсультов ежегодно (30% погибают, 50% умирают постепенно, если с ними не работать), 600 тыс. ЧМТ с тяжелыми последствиями.

Сейчас развиваются детские центры, центры реабилитации, которые достойны внимания. В них есть тепло, они могут завоевать внимание и доверие людей, ждущих помощи.Существует концепция ВОЗ (всемирная организация здравоохранения). Эта концепция разрабатывалась экспертами. Были даны рекомендации для внедрения в практику с учетом экономических, организационных и других возможностей государства. Они представляют собой «систему мероприятий, направленных на быстрое и максимально полное восстановление физического, психологического и социального статуса больного. Главная цель – интеграция больных в общество с достижением возможной социальной и экономической независимостью. Эта цель обуславливает сложность структуры реабилитации, т.к. делает необходимым включение в неё собственно медицинского, психологического, педагогического и социального аспектов».Реабилитация – общее название. В реабилитологии есть много направлений. Директор одного из центров реабилитологии на первое место ставит вопрос о профилактике. Российский гражданин испокон веков не интересуется своим здоровьем. Пока не начинается гниения (в стоматологии и других областях медицины) к доктору ни кто не идет. И это одна из проблем культуры общества.

Я считаю, что должна быть агрессия государства по отношению к тем, кто не следит за своим здоровьем. И это единственный способ. Если человек не идет к стоматологу, к врачу, когда ему плохо, то он должен лечиться за деньги. Другое дело – трагическая ситуация. Здесь нужно помогать. Одна из проблем травматологии: человеку ампутируют конечность, делают ему протез, направляют в санаторий, а дальше живи, как хочешь. Спинальные больные составляют 9%. Государство должно заботиться об этих больных, должны быть устроены дома по уходу за такими тяжелыми пациентами.Существует еще одна категория, и о ней нельзя забывать. Это раненые во время военных действий, ребята 18 – 19 лет. По принятому решению Минздрава сейчас нет переходного возраста, детство длится от нуля до 18 лет. А в 18 лет идем в армию, получаем тяжелую травму и на всю жизнь остаемся инвалидом. Я говорю «МЫ» – общество, родители, родственники.Самый большой % нервно-психических заболеваний, поражений ЦНС. Посттравматический стресс относится к наиболее тяжелым поражениям ЦНС. Посттравматический стресс (ПТС) крайне серьезное заболевание и в поле зрения реабилитологов попадает лишь тысячная доля от всего количества страдающих людей. Существует группа лиц, страдающих ПТС, не служивших в армии. Это люди, пережившие землетрясения, переселения, это родители больных детей, родственники людей, страдающих серьезными заболеваниями.Проблема реабилитации огромна, требует особой ответственности, особого образования, высокого профессионализма, особых человеческих качеств.

Примерно у 60% врачей в сердце нет ничего, они холодные люди. Я думаю, что хороший психолог больший врач, чем врач бездушный, врач «ремесленник». Но безграмотный психолог – страшное оружие дескридитации высокого звания психолога. На сколько мне известно, психологи не получают достаточного образования, особенно клинические психологи, медицинские. Они совершенно не знают больных, видят на практике 1 – 2 раза. Сегодня создаются кафедры медицинской психологии и это правильный путь, хотя и сложный. Если мы будем исходить из этих позиций, то многого добьемся. Мы в начале пути.Эта цель, которая ставит перед государством ВОЗ. «Она требует, чтобы в структуру реабилитации входили аспекты медицинские, психологические, педагогические и социальные. Объем, интенсивность, и продолжительность каждых из разделов реабилитации зависит от специфики заболевания, особенности его индивидуального течения, тяжести последствий, инвалидизации, личности больного, степени психологической травматизации и социальной дезадаптации. Подобная многоплановость последствий заболеваний предполагает создание специализированной реабилитационной службы в зависимости от нозологии, этапа заболевания, объема социально-психологических, социально-педагогических, социально-бытовых и трудовых задач, определяемых как возможности больного и запросам общества».

До настоящего времени у нас в стране не существует концепции реабилитации. Для создания концепции реабилитации, кроме общефилософских и гуманитарных рассуждений основополагающее значение имеет разработка предложений, созданных на основе научно-исследовательской работы, клинического анализа. Необходимо создание специализированной службы, которая должна быть основана на данных клиники, на практическом опыте, эпидемиологии, реальной потребности такого рода работы. Именно поэтому важно наше сегодняшнее заседание.

Нейрореабилитация занимается широким спектром больных – это и детские заболевания, и тяжелые органические заболевания (инсульт, ЧМТ), и ПТСС. В Москве существует 109 учреждений под единым началом Центра патологии речи и нейрореабилитации. Люди, которые не говорят, не читают, не ориентируются в пространстве, не ходят, у которых наблюдаются сопутствующие заболевания, психические расстройства в 95% случаев – это наша категория пациентов. Центр имеет 12 подразделений, консультативно-диагностические отделения, 49 скоропомощных неврологических стационаров. В рамках самого Центра имеется стационар на 80 коек, стационар на дому на 100 мест, дневной стационар на 60 мест. Мы работаем с территориальными поликлиниками и психоневрологическими диспансерами, тесно контактируем с госпиталями и институтами нейрологии, психиатрии, неврологии, кардиоцентром и военными госпиталями. У нас единственное учреждение в стране, которое имеет договор с Главным военным медицинским Управлением по оказанию помощи. Кроме того, имеется детское отделение, отделение функциональной диагностики, физиотерапии и ВТЭК.

Это очень важно, что нам удалось организовать ВТЭК. Существует мнение: получил человек инвалидность и пусть сидит дома. Мы считаем, что человек, получивший инвалидность и доведенный до определенного реабилитационного, восстановительного уровня должен пойти на работу, он должен социализироваться. Мы добились того, что у нас инвалиды II группы имеют право на работу. У нас больной человек может получить лечение 6 раз в год. Он находится в стационаре на лечении не 21 день, а 45 и 90 дней. Санатории для ветеранов это «косметика». Санатории необходимы для людей с проблемами сердца, легких… На лечение и реабилитацию ветеранов, людей с черепно-мозговыми травмами, с травмами позвоночника уходят годы. Через нашу службу в год проходит около 25 тысяч пациентов, 8 тысяч получают стационарное лечение. Я хочу сказать, что действительно существует проблема подготовки кадров. Без хороших специалистов реабилитологов, психологов, нейропсихологов, медицинских (клинических) психологов не обойтись. Ведь эти психологи должны знать психологию личности, поведения, нейропсихологию, психотерапию и многое другое.

Я говорю вслух: психологи зарекомендовали себя не лучшим образом. Безграмотны, не подготовлены, не знают как себя вести с пациентами. В институтах читают лекции мало знающие педагоги. Курсы, которые вы хотите организовать на базе РЦСА должны быть высокопрофессиональны, они должны подготавливать реабилитологов широкого профиля. Специалисты должны понимать, что такое реабилитация, нейрореабилитация, болезнь, здоровье, что такое ответственность за здоровье, ответственность врача, психолога, педагога, ученого, который занимается этим делом. Мы должны раствориться в этой проблеме, в деле, которое мы делаем.

Выступление Надежды Дмитриевны Твороговой

Доктора психологических наук, профессора, заведующей кафедрой педагогики и медицинской психологии Московской Медицинской Академии им. И.М. Сеченова.
Тема: «Социально-психологические факторы реабилитации». Хочу поблагодарить Вас за тот праздник, который вы устроили. Я впервые в Центре реабилитации и восторгаюсь тем, с какой любовью здесь оформлены помещения, той домашней обстановке, которая здесь присутствует. Хочу продолжить мысль Виктора Марковича о том, что реабилитация не только задача медиков. Реабилитология – комплексная междисциплинарная наука, рассматривается как процесс и система восстановления способностей человека с ограниченными возможностями в трудовой, общественной и профессиональной деятельности. Я училась у Алексея Николаевича Леонтьева. Вместе с нами получали высшее образование слепые студенты. Это был один из первых экспериментов профессиональной реабилитации не только в теории, но и на практике. Системообразующим фактором реабилитации является конечная социализация труда, в частности, достигнутый уровень независимости в жизнедеятельности человека.

Предметом реабилитологии в нашей стране является не только человек с нарушенными возможностями, но и взаимосвязи, которые нарушаются между ним и обществом. Объектами реабилитологии является семья, окружение и все общество в целом. Когда мы говорим о реабилитологии, возникает понятие общественное здравоохранение, которое только зарождается в нашей стране. Мы привыкли к государственному здравоохранению.общественное здравоохранение – система охраны здоровья, ориентированная на здоровье популяции. Не только на индивидуальное здоровье, но и на здоровье общества. Таким образом, общественное здравоохранение сегодня – это комплексная научная дисциплина и сфера практической деятельности, включающая разные виды индивидуальной, групповой и государственной деятельности. Основное предназначение общественного здравоохранения – управление общественным здоровьем. Когда мы говорим об общественном здравоохранении, речь идет о том, что система государственного здравоохранения и другие государственные общественные институты способствуют трансформации поведенческих стереотипов в направлении и поддержании общественного здоровья. В общественном здравоохранении участвует не только система государственного здравоохранения, но и общественные объединения, ассоциации, негосударственные учреждения. Это группы представителей разных профессий – медики, психологи, социальные работники, педагоги. Очень радует, что система общественного здравоохранения рассматривается как комплексная дисциплина, где свое место находят представители разных специальностей. И государственные, и общественные учреждения совместно работают на здоровье нации. Инструментами трансформации стереотипов поведения, убеждения являются такие известные приемы, как просвещение, консультации, пропаганда, поощрение здорового образа жизни.Цель программы – формирование компетентности личности и общества в плане не только профилактики и реабилитации, но и в том, как включать людей с физическими и психологическими проблемами в общество, в профессиональную деятельность.

Сейчас проблема общественного здоровья рассматривается на нескольких уровнях:1. Культуральный аспект. Культура влияет на стиль и жизнь личности, которые в свою очередь влияет на здоровье, на реакции личности в случаях заболевания. Существуют исследования в области медицины, реабилитации и профилактики и мы видим, как фактор культуры влияет на то, как ведет себя человек в случаях заболевания или заболеваниях кого-либо из родственников, на то, какие роли он выполняет.2. Социальный аспект – вопросы семьи, работы, общесоциальной активности личности.3. Интеракционный – процессы коммуникации, межличностных взаимоотношений, которые влияют на индивид, его личностные особенности, в свою очередь влияющие на социальные процессы, его окружение. Сегодня на факультете психологии МГУ утверждают, что даже в СМИ используются запрещенные методы воздействия на психику человека, такие как 25 кадр, нейропсихическое программирование. Они могут использоваться как на благо, так и во вред. Мы на факультете психологии изучаем влияние цвета, музыки и других факторов, которые используются в СМИ и их влияние на здоровье человека, его настроение, эмоциональный фон.4. Сельцитальный – взаимодействие между огранизациями, занимающимися проблемами здоровья населения и другими социальными институтами.
Сегодня возникают взаимосвязи между государственными учреждениями, ассоциациями и общественными организациями. Это и есть один из шагов к созданию общественного здравоохранения.

Сегодня с пациентами можно проводить хорошую индивидуальную и групповую работу, но затем они попадают в социальную среду, в общество и через некоторое время у многих возникают рецидивы и они возвращаются за помощью специалистов. Говоря о реабилитации необходимо знать, что важная работа должна проводиться на уровне государственной политики.

Сейчас в Московской Медицинской Академии 6-й год работает школа общественного здоровья. Это специальная двухгодичная программа, где выпускники (25 человек) медицинских институтов проходят ординатуру по специальности «общественное здоровье и здравоохранение». По окончании обучения специалисты получают сертификат «менеджер здоровья» (организатор здоровья). Эта программа была начата ректором нашего института совместно с Всемирной Организацией Здравоохранения. Работа проводилась под непосредственным присмотром экспертов ВОЗ. Они приезжали и говорили: «Это все не так, не о том». А мы сидели и думали, разрабатывали программы обучения. На протяжении трех лет мы разрабатывали программу, которая превратилась в курс по подготовке ординаторов факультета здравоохранения по специальности «общественное здоровье и здравоохранение».

Мы готовим менеджеров здоровья. Они прекрасно устраиваются и работают как организаторы в плане подключения специалистов к тем или иным программам реабилитации, профилактики на уровне общества. Их призвали работать с социальными институтами, школами, предприятиями, с менеджерами на фирмах, с СМИ, для того, чтобы объединить усилия специалистов разного профиля для создания комплексных программ реабилитации и профилактики на уровне страны.
У нас есть выпускники, которые прошли специализацию в международных центрах по общественному здоровью и здравоохранению. Через год приедет группа экспертов ВОЗ, которая ставит вопрос об аккредитации школы как Международной школы здоровья. Таким образом, на ряду с психологами, педагогами, социальными работниками, врачами появляются организаторы здоровья, задачи которых находить решения для взаимодействия, объединять усилия специалистов и решать проблемы реабилитации и профилактики.

Нами создаются программы диагностики и исследования ликвидация последствий Чернобыльской аварии, проходят программы с кафедрами эндокринологии, кожных болезней и ряда других. Специалисты готовы сотрудничать, участвовать, а мы показываем, что эти программы полезны и получаем соратников. Шаг за шагом мы доказываем свою значимость и полезность. Это очень ответственная и серьезная работа. Мы работаем с убеждениями тех людей, которых привлекаем к нашим программам.

В школе подготовки управленцев здравоохранения запланирован курс «психология управления». Мы считаем, что этот курс должны читать социальные психологи совместно с людьми, которые закончили школу бизнеса, школу менеджмента и имеющие практику в Международных Центрах. Сейчас мы готовим управленцев для системы здравоохранения на базе медицинского института, и, следовательно, возникает вопрос: «На сколько управленческие технологии здоровье сберегающие, какой ценой достигается тот или иной экономический эффект в учреждениях?» Наша задача участвовать в управленческих проектах и думать о здоровье сотрудников этих организаций, о том, как помочь проблеме реабилитации тех, кто работает в этих организациях. Следовательно, мы должны думать с одной стороны – об эффекте, получаемом учреждением, с другой стороны – об аспекте реабилитации в профессиональной деятельности.
Разрабатывая программы по педагогике и педагогической психологии на базе медицинских училищ и медицинских ВУЗов, мы включили аспект «какой ценой достигаются те знания и умения наших студентов», т.к. доказано, что к концу обучения процент студентов, состоящих на диспансерном учете в поликлиниках увеличивается в 2,5 раза. Так какой ценой достигаются учебные достижения?

Следовательно, говоря о педагогической технологии, необходимо думать о здоровье учащихся и преподавателей. Труд педагога раньше был привилегированным, сегодня это малооплачиваемая и очень тяжелая работа. Работы кафедры физиологии, с которой мы вместе проводили изучение стрессовых реакций преподавателей на экзамене, показывают, что педагоги имеют прединфарктное состояние, выслушивая ответы своих студентов, пытаясь уловить в них здравый смысл. Таким образом, для развития общественного здравоохранения мы начали подготавливать менеджеров здоровья, внедрять идеи для того, чтобы в работе образовательной системы, управленческой системы фактор здоровья был достаточно значим, а люди, пришедшие в систему образования и профессиональную деятельность, получали помощь, поддержку и учились навыкам реабилитации.

Сегодня должны создаваться специальные программы, рассчитанные на определенных людей. Например, ветераны всегда имели преимущества при поступлении в ВУЗы, а вот как они учились дальше, кто им помогал, кто прослеживал, как они профессионально адаптировались, работали и чувствовали себя, получив это образование? Ни кого эти вопросы не интересовали! Вот эти аспекты и должны волновать общественное здоровье. Сегодня состоялась конференция, где участвовали представители государственных учреждений, добровольных ассоциаций – это хороший союз, и только вместе мы сможем сделать ту большую работу, которая нам предстоит. Мы должны в какой-то мере реабилитироваться и сами, т.к. получили посттравматический стресс после распада Советского Союза и появления новой страны, к которой должны адаптироваться: по-новому относится к деньгам, к ценностям.Все это необходимо преодолевать!
Все начинается с малого, но мы видим большие перспективы дела, которым мы все занимаемся!

Выступление Александра Шамильевича Тхостова

Доктора психологических наук, профессора, заведующего кафедрой клинической психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова.
Тема: «Клинико-психологические проблемы реабилитации инвалидов».

Я хочу сообщить вещи, которые кажутся мне важными, и я рад видеть, что здесь в зале присутствует много людей, которых волнует проблема реабилитации. Предыдущие докладчики показывали роль личностного человеческого фактора в реабилитации человека и что он должен сделать для того, чтобы войти в общество. Когда мы говорим, что реабилитация это включение больного человека в общество, мы забываем о существовании двух важных компонентов. Да, безусловно, необходима активность самого человека для эффективности процесса реабилитации. И какими бы ни были квалифицированными специалисты, есть вещи, которые за него ни кто не сделает, их он должен сделать сам, а успех зависит от его мотивации, желания, активности включения в жизнь.

У больного человека может быть и другая позиция – он может и не включаться в жизнь. Есть возможность жизни в условиях сниженного существования, сниженной ответственности, и в каком - то смысле эта позиция обладает преимуществом, которая хорошо показана культурологами. В европейской культуре болезнь является вполне легальным, законным обстоятельством, которое позволяет снизить уровень ответственности человека. И вот он инвалид, он несчастен и мы его должны жалеть, он имеет право требовать. Тот, кто работал в этой области, хорошо знает, как быстро возникают иждивенческие настроения и это нормально, ведь все мы люди.

Но мы забываем второй момент – это проблема не только человека, болен не только человек, больно и общество, т.к. не всегда общество готово включить больного человека в свои ряды. В мире эти вещи уже в некоторой степени осмыслены и преодолены, а мы только приступаем к осмыслению следующего момента: на самом деле общество испытывает страх, нежелание, определенное стремление избежать контакта с болезнью, смертью, инвалидом, со всеми моментами, которые напоминают каждому из нас о конечности, ограниченности нашего существования. Это наша иллюзия, что общество хочет включать больных людей, помогать им.

Что поражает русского человека за границей – количество инвалидов, которое мы видим на улицах. И в первую очередь возникает вопрос: «Неужели у них такое плохое здравоохранение, что существует так много больных людей?» Как раз ситуация абсолютно обратная – наши люди с проблемами здоровья исключены из общества. И обществом не было предусмотрено ни какого места для их существования. Обратимся к реальности, к тому фактическому положению, в котором находятся инвалиды. Это длительная история – вспомните наши здания, устройство улиц, театров, магазинов они сделаны так, чтобы их ни когда не посещал больной человек (он выключен из общества). Вспомните архитектуру 60-х годов. Здания были сделаны так, что даже речи не могло быть о существовании в них больных людей. Смерть так же не могла случиться в них, не возможно было вынести гроб.

Мы можем сказать, что это ошибка архитектора, но это не совсем так: есть заказ, есть общественное ожидание, есть то, что незримо присутствует в обществе по отношению к больным людям, и в конечном итоге ко всем нам. Ведь оказывается, что мы нужны обществу пока здоровы, пока можем платить налоги, приносить пользу, служить в армии. И это достаточно оскорбительная позиция государства, которая незримо присутствует в законах, правах, в таких вещах, которые не относятся к сознательным, но которые являются более реальными, весомыми, значимыми, нежели то, что говорится в словах.

Здесь я хотел бы указать на то, что все мы находимся в плену просветительского идеализма, который заключается в следующем: мы предписываем достаточно большое значение тем осознанным, вербальным, высказываемым вещам, забывая, что есть огромный пласт бессознательного, коллективного бессознательного, которые не так легко рефлексируются. И нужна специальная задача врачей и психологов, чтобы заставить общество обратить внимание на себя, поскольку взглянуть в лицо этой реальности достаточно страшно, и каждый человек стремиться её избегать. Просветительский идеализм сводит отношения к тому, что если мы сейчас все объясним, то все наладится и пойдет правильным путем. Это не совсем так, поскольку некоторые вещи не так легко объяснимы.

Если бы просветительский идеализм был справедливым, и его объяснения приводили к изменению поведения, или осознанность стала основным направляющим моментом в деятельности человека, то, безусловно, медицинские работники не пили бы, не курили, представляли бы собой людей со здоровым образом жизни. Но это не так, хотя именно они знают всю опасность. Это пример, на который я хочу обратить ваше внимание и доказать то, что существует скрытый и сложный пласт нашего сознания почему смерть, болезнь, инвалидность вызывают ужас и страх. Это одна из серьезных проблем философии, психологии, медицины. Смерть вызывает ужас своей неумолимостью, тем, что её невозможно ни каким образом предотвратить.

Будем ли мы вести здоровый образ жизни, неправильный образ жизни, лечиться, реабилитироваться, мы все равно умрем. Это жребий, который вытянули все в этой жизни. Но осмыслить это крайне тяжело, сложно и опасно, т.к. это сила, перед которой человек ощущает себя слабым, беспомощным. Есть разные способы решения этой проблемы. Самый инфантильный – избегание темы. Это "страусовая политика": у нас нет такой проблемы, мы не видим на улице больных, инвалидов, у нас человек умирает не в кругу семьи, как оно и должно быть, а там, где этим должны заниматься специалисты. Второй способ связан с классическим представлением о норме, которое существует внутри каждого человека.

Это те очевидные вещи, которые мы ни когда не обсуждаем, они кажутся нам абсолютно естественными. Хотя естественность не столь уж очевидна. В частности, это возникшее в классическую эпоху представление о болезни как о неправильной, о ложной форме человеческой сущности. Человек не должен болеть, не должен умирать, не должен стариться. Возник нормативный идеал молодого атлета, а все остальное – старость, полнота, худоба, заболевание, есть дефект. И тогда оказывается, что идеал ни кто не видел, он ни кем не достижим. Но он идеализируется до настоящего момента, он незримым образом внедряется в сознательное и бессознательное человека через телевизионную рекламу, журналы.
Хочу напомнить, что слово инвалид", если перевести дословно, есть "лишенный ценностей", "обесцененный". Выявляется важная проблема: мы не в состоянии понять того, что болезнь, инвалидность, смерть это реальные вещи, те, с чем мы должны жить. И до того момента, пока мы удаляем их на периферию сознания, они представляют собой маргинальную область изгоев. Общество на самом деле, до настоящего момента скорее стыдится этих людей. Откупается от них, дает им некоторые деньги, чтобы они не были у нас на глазах, так, как дают деньги нищему, который упрекает собственным обликом при вашем преуспевании. Это требует радикальных перемен общественного сознания.

В нашей стране существует ещё одна опасная вещь, которая делает такую позицию очень прочной. Да, есть общечеловеческий страх смерти, болезни, инвалидности, и все люди испытывают это. Мы находимся в определенной ситуации беспомощности и незащищенности перед лицом болезни, смерти. Абсолютно не известно как мы будем вести себя если заболеем, как будем лечиться, кто будет лечить. Я разговаривал с депутатами на тему: «Бесплатное или не бесплатное у нас здравоохранение, у нас должны лечить или нет?» На что мне отвечали, что эта тема очень серьезная и сложная и мы еще не готовы её обсуждать. Она может вызвать социальный кризис.

Если мы не будем задавать этот вопрос, проблема не решиться. И когда я вижу, что мать какого либо ребенка обращается через СМИ и говорит, что ей нужны деньги на лечение лейкоза, я испытываю сострадание. Но меня одновременно, и каждого из вас, охватывает ужас. А тот, кто не сможет обратиться, а что, я тоже должен буду вот так обращаться? Эта ситуация порождает все большее отторжение нас от проблемы инвалидов, болезни, смерти. Люди все время будут болеть, они не соответствуют классическому идеалу.

Еще одна проблема это опасность классического рассмотрения некоторых социальных проблем как чисто медицинских и внесение их в область патологии, где они существуют по законам липразория. Для иллюстрации я приведу пример раскола сообщества американских психологов на тему проблемы дефицита внимания у детей. Психологи разделились на две непримиримые части: те, кто считает, что есть такое расстройство, и его надо лечить медикаментозно, и те, которые считают, что речь идет о педагогической проблеме. Здесь мы видим, что существует слишком расширенные рамки патологии. Эти дети активные, энергичные, они не могут в какой-то определенный момент должным образом поддержать внимание.

Такие дети существовали всегда. Это не однородная группа – и гиперактивные дети, и дети с отставанием в развитии, и дети с педагогической запущенностью, и дети с органическими поражениями. Но вместо того, чтобы делать эту проблему педагогической очень легко, просто и есть такой соблазн объявить её медицинской. Тогда учитель ни за что не отвечает. Это снимает ответственность и с родителей: если это не педагогическая проблема, а медицинская – необходимо дать ребенку таблетку, и все должен решать врач. Я думаю, что нас скоро тоже будут ожидать такого рода проблемы, т.к. мы являемся не достаточно зрелым государством.

Это моменты, на которых я хотел бы остановиться, чтобы указать, что рассуждая о проблеме с одной стороны, со стороны человека, мы забываем о том, что человек должен быть включен в общество. Не всегда это общество готово его принять, и он сам, как член этого общества, несет отношение к своему заболеванию, к своему дефекту, который отличается от образа молодого атлета, как к некоторому знаку ущербности. На самом деле он нормальный человек, он должен жить нормальной жизнью, он имеет на это право.

Эту проблему нельзя решить через данного человека, это требует больше усилий и более широкого контекста обсуждений.

Выступление Светланы Алиевны Халиловой

Психолога, зам. директора Реабилитационного центра по социальной адаптации инвалидов и участников военных действий.
Тема: «Структура Центра Реабилитации». Для реализации задач реабилитации в Центре созданы следующие структурные подразделения: отделение организации и информации, консультационное отделение, реабилитационное отделение и стационар на 12 коек.

Отделение организации и информации обеспечивает сбор и систематизацию научно- методического материала накопленного за годы работы Центра, материалов для внутренних семинаров и Реабилитационного совета. Осуществляет связь с различными государственными и общественными организациями: поликлиниками, больницами, Советами ветеранов, бюро медико-социальной экспертизы, военкоматами и т.д. Готовит материалы для буклетов о работе Центра и для размещения на Web- странице интернета, собирает и хранит статистические данные о работе Центра; осуществляет связь с пациентами, прошедшими реабилитацию.Консультационное отделение является по сути приемно-диагностическим. Оно обеспечивает первичный прием пациентов, их диагностику и возможные, в условиях Центра консультации специалистов, Здесь же осуществляется комплектация групп на год вперед по различным направлениям. В этом отделении заводится карта на пациента, собирается вся необходимая информация о нем и документы.

В его задачи входит также оказание первоначальной практической медико-психологической помощи, психологическое консультирование членов семей пациентов. Консультационное отделение также планирует при необходимости патронаж пациентов на дому.

Реабилитационное отделение проводит работу с амбулаторными группами: формирует группы, составляет расписание занятий. Разрабатывает лекционно-практические курсы. Здесь проводится психотерапевтическая, психодиагностическая и психокоррекционная работа с группами пациентов и индивидуально. Большое внимание уделяется работе со всей семьей. Более того, мы приветствуем участие всей семьи в различных занятиях и проведении досуга. Много времени отводится на разучивание и отработку различных оздоровительных комплексов, занятиям на тренажерах. Стационарное отделение рассчитано на 12 мест. Группы для стационара комплектуются заблаговременно. Предварительно с каждым участником группы проводится большая подготовительная работа. Мы стараемся подбирать в группы психологически совместимых людей, кроме того, учитывается характер и течение заболевания, возраст участника группы, цели реабилитации, которые он перед собой ставит. Часто в группу включаются целые семьи, особенно это актуально для молодых ветеранов.

С учетом индивидуальных особенностей участников группы составляется специальная учебно-лечебная программа, представляющая целый комплекс, в который входят психотерапия, оздоровительная физкультура, психофизическая и медитативно-суставная гимнастика, арттерапия, фитотерапия, физиотерапия, популярные лекции по медицине и психологии, культурная программа, занятия в походных условиях. Организуются просмотры научно-популярных, художественных, учебных фильмов с последующим их обсуждением. В процессе работы ведется фото- и видеосъемка.Большую роль в реабилитационном процессе играет трудотерапия, но труд должен быть обязательно творческим, развивающим, приносящим удовлетворение. И мы этому неукоснительно следуем. В Центре в разное время активно работали мастерские по обработке камня, резьбе по дереву, художественной лепке. В настоящее время в помещениях мастерских идет ремонт, поэтому трудотерапия временно не проводится.В центре планируется также открытие протезно-ортопедической мастерской. Под нее уже выделены помещения.Структура Центра — это не застывшая модель. Она может, и будет меняться в зависимости от изменяющихся задач.

Меньше всего мне хотелось бы, чтобы у вас сложилось впечатление, будто все отделения существуют сами по себе. Все структурные подразделения Центра представляют собой единую функциональную систему. Я представила вам формализованную штатную структуру, но внутри нее существуют творческие объединения специалистов Центра, для создания уникальных и оригинальных программ реабилитации для каждой новой группы. Примечательно, что каждый специалист может выступать как координатором программы, так и участником ее.

В настоящее время Центр готов к проведению на своей базе курсов для подготовки специалистов-реабилитологов. Нами подготовлены соответствующие предложения для Комитета социальной защиты населения Москвы.