Вы здесь

Доклад на конференции 2006 года

АНО «МИР Человека –Реабилитационный центр Дмитрия Павленко», Свердловская область

 

Уважаемые участники семинара!

Свое выступление я хотел бы начать с краткого обзора истории своего взаимодействия, дружбы, сотрудничества с Зеленоградским центром реабилитации.

Впервые я попал в центр в январе 2005 года — полтора года назад. Центр открыл мне новые жизненные перспективы, многие из которых не представлялись возможными. Не скажу, что я вообще не помышлял о них, но это было чем-то на уровне мечты, желания, но не возможности, которую можно реализовать на практике. И я хочу высказать Центру за это свою искреннюю и глубокую благодарность.

На своем примере я хочу рассказать, что можно достичь за сравнительно небольшой промежуток времени при поддержке и помощи реабилитологов.

Одна из открывшихся перспектив – это возможность вождения автомобиля. Я понял, что в моем случае это реально, и во время пребывания в Центре я смог реализовать эту возможность.

Второе. Я осознал свой профессиональный интерес и поступил учиться в институт. Позже устроился на работу.

А главное, и я отношу это к числу главных достижений ( в первую и основную очередь достижений Центра), это то, что я решил, захотел, сам заняться реабилитологией.

На самом деле, предложение заняться реабилитацией поступило от Валерия Михайловича недели через три после моего первого пребывания в Центре. Тогда я отнесся к этому предложению скептически, посчитал, что это практически невозможно. Но прошло время, изменились взгляды, появилась уверенность. Почему изменились взгляды? Была создана атмосфера веры и доверия, появились предпосылки для реализации этой идеи, для воплощения ее в жизнь. Процесс постижения значимости этой идеи проходил постепенно: от осознания того, что это нужно, необходимо, возможно, до того, что не делать этого уже просто невозможно - что-то потеряется, исчезнет цель и смысл.

Можно сказать, что это яркий пример того, как невозможное стало возможным.

В связи с этим, в качестве основной задачи реабилитологов я бы назвал создание такого комплекса условий – от окружающей обстановки до установок сознания - когда казавшееся невозможным начинает превращаться в возможное, осуществимое, реальное. Создать такие предпосылки, чтобы желание действовать исходило от самого человека, а не извне. Важно не заставить, а пробудить в человеке желание идти, действовать, стремиться, и быть готовом в этом стремлении преодолевать возможные трудности и препятствия.

Все это дается нелегко и не всегда получается, но такое возможно. Сейчас, спустя полтора года с момента возникновения идеи о создании центра, это осуществилось. В апреле 2006 года Автономная некоммерческая организация «МИР Человека - Реабилитационный центр Дмитрия Павленко» был официально зарегистрирован.

Но на самом деле работа была начата раньше — летом 2005 года. Я стал встречаться с людьми, стал на всех уровнях высказывать идею о создании центра. Кто-то не понимал, зачем это нужно, многие не верили в реальность этой задумки. Как, впрочем, и я в свое время.

Но нашлись люди, которым это оказалось нужно, нашлись инвалиды, которые сказали, что это здорово, и что им это очень подходит. Они активно включились в процесс.

Одна из первых программ вновь созданного реабилитационного центра направлена на адаптацию окружающей среды для людей, имеющих трудности в передвижении, в частности, для колясочников.

В качестве необходимого компонента для реализации намеченной задачи была начата работа по формированию в общественном сознании установки о необходимости такой адаптации. Причем сразу стало очевидным, что целевая аудитория нуждающихся в подобной адаптации пространства намного шире, чем предполагалось ранее. Это и матери с детскими колясками, и велосипедисты, и роллеры…

В рамках осуществляемой работы были встречи с руководителями (главным врачом районной больницы, заместителем главы района по социальным вопросам и пр.) В целом необходимость постройки пандусов ими не отрицалась, но все сводилось к невозможности такой работы из-за отсутствия денежных средств.

Хочется сразу отметить, что в населенном пункте, где я проживаю и работаю, есть ряд зданий, оборудованных пандусами, но выполнены они, либо в силу отсутствия у строителей опыта и знаний, либо в силу работы «для галочки» в большинстве случаев крайне некачественно: пользоваться такими пандусами либо неудобно, вплоть до того, что предпочтительнее попросить кого-то и подняться по лестнице, либо просто невозможно.

Были опубликованы статьи в прессе, затрагивающие эту проблематику.

Скромные результаты этих усилий есть. Нет точных данных, что повлияло в большей степени, скорее всего это был результат объединения усилий ( с одной стороны, просьбы, нажим, разъяснительная работа, с другой – действующие и финансируемые социальные программы), но результат есть – был построен пандус в одном из центральных магазинов, вновь открывающиеся торговые помещения также оборудованы пандусами, Надо отметить, что первые и пока единственные, кто начал оборудовать помещения пандусами, – предприниматели. Нет шагов навстречу со стороны руководителей больницы, банка, почты и пр. социально-значимых объектов. В настоящий момент в планах центра – проведение социальной рекламной кампании, посвященной проблемам адаптации окружающей среды для инвалидов.

Формы проведения — статьи в прессе, рекламный ролик, предназначенный для показа на одном из еженедельных собраний у главы района, на котором присутствуют представители всех структур — главы администраций, руководители предприятий, частные предприниматели и т.п.

Цель рекламного ролика — используя гротеск донести до сознания людей всю абсурдность создавшейся ситуации, когда человек, который, ну ничем не хуже окружающих, ничем не провинился перед обществом, фактически негласно ограничивается в своих правах, лишается доступа к тем объектам инфраструктуры, которые доступны все остальным. Если мы делим людей по признаку – искусственному, абсурдному – способности или неспособности преодолевать некие пространственные препятствия, то почему бы не рассмотреть возможность другого деления? Например, имеющим лысину, входить в знание банка строжайше запрещено; женщинам, ожидающим рождения ребенка, закрыт вход в здание парикмахерской; всем, кто старше 60, ни под каким предлогом нельзя появляться в здании аптеки и т.д. и т.п. Возмутительно, унизительно? Возможно. Это нарушает наши нравственные устои? Да, конечно. Почему же мы принимаем ситуацию с отсутствием доступа инвалидов к различным объектам как должную ? Чем она менее аморальна?

Основной слоган рекламной кампании: «А вам бы это понравилось?»...

Порой ситуация доходит до абсурда: расширение возможностей появляется у инвалидов благодаря чьим-то недоработкам. Простой, простейший пример. Есть места, где спуститься с тротуара можно только там, где из-за брака в работе или элементарно от износа обвалился бордюр. Парадокс.

Одной из наиболее действенных форм донесения до общественного сознания информации о том, что основное ограничение возможностей – ограничение искусственное - личный пример. Не так много потребовалось усилий для того, чтобы съездить в заповедник, где пересеченная местность, поплавать на теплоходе, даже покататься с горы на санках. Приложенные усилия были минимальны, но какое удивление, если не сказать шок вызывали эти простые действия у окружающих!

Знакомые, видя фотографии или слыша рассказы участников этих событий, спрашивают: как? зачем? как это возможно? Звучат слова: вы ненормальные…. Но хочется верить, что даже при подобной реакции положительный эффект есть: увидев человека на коляске не просто на улице, а скажем в условиях, приближенных к экстремальным, прохожие отметят это, запомнят, и в следующих раз не будут столь шокированы, будут понимать, что это тоже возможно.

В том, что в нашем обществе еще очень распространено отношение к инвалидам как к людям второго сорта (чего стоит хотя бы попытка дискриминации нашей параолимпийсокй сборной!) есть большая «заслуга» не приспособленной к их нуждам окружающей среды. Наверное, действительно трудно считать полноценным и равным себе человека, отчаянно пытающегося совершить такую простую манипуляцию – скажем, подняться или спуститься со ступеньки! Может и это тоже поддерживает латентную общественную установку, согласно которой человек, ограниченный в чем-то физически, имеет и умственные ограничения?

Нет такого понятия «ограниченные возможности», есть понятие ограничения условий реализации этих возможностей» именно оно мешает действовать и приносить пользу обществу.

В настоящий момент основная форма работы АНО «РЦДП» - беседы, встречи с инвалидами и их окружением, рассказы о возможностях инвалидов, об их правах, оказание психологической поддержки, настрой на выработку активной жизненной позиции, приведение примеров разрешения конкретных проблемных ситуаций.

Еще одна тема, которой мне бы хотелось коснуться в этом выступлении, – проблемы человека, прошедшего курс реабилитации в каком-либо центре реабилитации и его возвращение в привычную среду.

Во время реабилитационного процесса человек изменился, ему открылись новые возможности, новые перспективы, новые горизонты. Он выходит из центра окрыленный, с надеждой воплотить в жизнь полученные знания и умения,. Но зачастую, возвращаясь в привычную среду, в которой сложились определенные установки в отношении него и его возможностей, этот человек наталкивается на стену непонимания, люди начинают препятствовать его продвижению. Он изменился, но они-то не изменились, не сумели или не успели прочувствовать, понять эти изменения. В результате вместо помощи человек получает активное противодействие, ему начинают активно мешать, причем порой с силой, не меньшей, чем ранее ему пытались помочь реабилитологи.

Причем противодействие осуществляется со всех сторон: с одной стороны, противодействуют родственники, близкие люди, которые привыкли к тому, что человек годами не менял своего привычного образа жизни, условно говоря, сидел дома и ни к чему не стремился. С их стороны это своеобразная психологическая защита от перемен, ведь изменение сознания – работа, требующая немалых усилий, не всегда и не каждый человек готов затрачивать эти усилия.

После реабилитации родственникам инвалида, чтобы воплотить эти научения, приходится уделять намного больше внимания, оказывать ему намного больше помощи, чтобы все это могло воплотиться в жизнь, но человек не изменился, он начинает противодействовать, ему кажется, что это не возможно, что это пустая трата сил. Если человек не очень уверен в своих силах, хотя уже ощутил возможность новых умений, то его уверенность в возможности и целесообразности изменений претерпевает значительные колебания, и ему приходится прилагать колоссальные усилия не столько для того, чтобы развиваться, сколько на преодоление этого противодействия, убеждения близких людей в возможности этого. Не всем это оказывается под силу.

Результат: человек не только остался на том же уровне своих возможностей, но и получил чувство глубокого разочарования, обиды, которое может стать источником еще большего стресса, чем обычное отсутствие возможностей делать что-либо самостоятельно.

Во-вторых, противодействие со стороны чиновников, законодательства. Чтобы воплотить некоторые начинания нужно задействовать чиновников, госаппарат, законодательство. А наше законодательство наоборот стремится к ограничению возможностей инвалидов. Иногда только из опасения столкнуться с этими трудностями потенциальные работодатели отказывают инвалидам в трудоустройстве.

Пример. Евгений, 21 год, инвалид детства ДЦП, передвигается на коляске. Младший сын в семье, всю жизнь просидел дома, не столько потому, что не хотел общения, сколько из-за того, что жил далеко от центра, от асфальтированных дорог.

Работа с ним началась с бесед во время немногочисленных мероприятий, проводимых для инвалидов, в том числе во время марафона колясочников, который проходил через город.

Немного уходя от темы, скажу, что значение этого марафона очень велико. Живущие в своеобразной изоляции колясочники — небольшой городок, недостаточное внимание со стороны властей, косые взгляды, косность населения и пр. - увидели другую форму жизни — люди, имеющие те же проблемы со здоровьем, занимаются спортом, путешествуют, общаются и пр. Этот же марафон стал толчком к развитию спорта среди инвалидов в указанном населенном пункте. Немалую роль сыграли и беседы, рассказывающие о возможностях инвалидов.

В итоге Евгений стал активно заниматься спортом, на сегодняшний день он получил работу, стал тренером спортивной команды инвалидов – колясочников. Основная проблема, с которой он столкнулся, - противодействие со стороны родных и окружающих людей, в том числе некоторых сотрудников организации, в которой он в настоящий момент работает. Так, бухгалтер организации была крайне недовольна увеличившейся производственной нагрузкой в связи с приемом на работу инвалида. Но поддержку оказывал директор организации, решающее слово было за ним. Родственники, со своей стороны, пытались применить в отношении него проверенную годами тактику — контроль, пристальное внимание, гиперопека.

Если на определенном жизненном этапе эта тактика была оправдана, то со временем она себя изжила, но никто не оказался с ними рядом в тот момент, чтобы объяснить, помочь адаптироваться к новым условиям. Родные оказались неготовы и были недовольны тем, что Евгений встает рано утром и идет на работу, возвращается поздно вечером, идет в любую погоду, как любой работающий человек. Работа воспринималась родными как некая блажь, досадное недоразумение, которое нарушает привычный уклад жизни, увлечение, которое скоро пройдет. Этот процесс привыкания все еще не завершен.

Второй пример – мой личный. Люди не верили в возможность вождения машины. Даже увидев, как я вожу автомобиль на видеопленке. Сопротивление было колоссальным. Родственники боялись, друзья не верили, члены водительской комиссии отказывались выдавать медицинское разрешение. А сейчас на данный момент, когда возможность воплощена в жизнь, когда все получилось, это воспринимается как естественный процесс, а самый ярый противник говорит: «поездка в Краснофимск ( город в 60-км) - это не проблема, туда он съездит, я уверен».

Подобным образом зачастую развивается и ситуация с учебой инвалида. Основной посыл: зачем учиться? ты все равно никуда не можешь пойти работать! Результат – человек трудоустроен по специальности.

В большинстве случаев толчок к положительному разрешению проблемы дает личный пример, увиденный, рассказанный.

К возможности открытия центра реабилитации в нашей области отношение также было иронично-скептическое. Стоило громадных усилий объяснить, что это возможно, на определенном этапе возможно без больших финансовых вложений, без помещения, на энтузиазме и вере в эту возможность.

Да, финансы, помещение и пр. – оказали бы значительную поддержку, но это не главное условие создания центра и их отсутствие на начальном этапе не повод отказываться от воплощения самой идеи.

За небольшой период времени я отмечаю, что инвалиды, с которыми я работал стали более самостоятельными, у них появились цели в жизни, они многого добились. Причем в разных сферах жизни: один выиграл очень сложное дело в суде, в результате имеет собственное жилье, второй нашел себя в работе и в помощи людям с аналогичными проблемами, у третьего наладилась личная жизнь.

Анализируя проблему, я пришел к выводу, что для максимально успешного процесса реабилитации необходимо комплексное воздействие на социум, не только и не столько на самого инвалида.

Реабилитация — не процесс адаптации конкретного человека к изменению его жизненной ситуации, а комплексное воздействие на социум – начиная с ближайшего окружения и заканчивая законодательной базой и формированием соответствующих установок в общественном мнении, общественном сознании. Только тогда возможно будет минимизировать энергетические затраты на преодоление искусственных трудностей и направить все усилия на преодоление действительных преград.