Вы здесь

Голодовка в госпитале инвалидов войны 1990 г

Шел восьмой день голодовки

Инвалиды Великой Отечественной войны и сочувствующие голодающим воинам — «афганцам» собрались в конференц-зале госпиталя, чтобы найти компромиссное решение конфликта. Меня поразила атмосфера крайней неприязни друг к другу стариков, инвалидов великой Отечественной войны и воинов — «афганцев».

- О чем, собственно, спор? - спрашиваю у Надежды Алексеевны Дятловой, председателя профкома госпиталя.
- Совершенно нелепая ситуация, - возмущается она. - Опозорились на всю страну.
В 1983 году, рассказала она, в госпиталь пришел работать молодой, энергичный, 33-летний врач-хирург, кандидат наук Валерий Михайлович Михайловский. Но возглавил он не хирургическое, а пульмонологическое (проще говоря, легочное) отделение. И поскольку работал, в общем-то, не по специальности, то далеко не все у него получалось. Но был о себе высокого мнения, стремился стать лидером. Возникли конфликты как с руководством госпиталя, так и с коллективом. Все подчиненные от него ушли. Возникавшие конфликты прежнему руководству госпиталя было проще загладить, чем выставить на показ.

Валерий Михайлович уверовал, как в панацею, в аутогенные тренировки, которые на людях пожилого возраста никаких результатов не дали. И более того, некоторые больные стали умирать. Михайловский несколько меняет направление своей деятельности, начинает рекламировать в клубах воинов — «афганцев» новое направление в лечении — саморегуляцию. Ставит перед собой задачу: создать на базе этого госпиталя всесоюзный центр воинов — «афганцев» под своим руководством, со своими независимыми от администрации госпиталя штатом и самофинансированием. Когда его требования были отклонены. Он подает заявление об уходе. Тогда руководство ГУЗМО отдает приказ о создании на базе пульмонологического отделения экспериментального, на десять коек, центра, в котором на воинов — «афганцах» Валерий Михайлович будет отрабатывать новую методику лечения. Этот приказ обидел коллектив госпиталя, и проходящих здесь курс лечения инвалидов Великой Отечественной войны, потому что «афганцы» запросили двадцать коек место десяти и хотели создать здесь что-то вроде своего клуба. Им отказали, и «афганцы» в знак протеста объявили голодовку. Вместе с ними объявил голодовку и Валерий Михайлович Михайловский.
Старики-инвалиды были почти единодушны в своем решении: пусть убираются отсюда. И в знак протеста почти все покинули конференц-зал госпиталя. Те, кто задержался, пытались что-то энергично доказать молодым ребятам, защищающим интересы голодающих.
- Почему такая нетерпимость к нам? - спрашиваю у председателя Перовского клуба г. Москвы Игоря Анатольевича Моисеева, воина — «афганца».
- Поползли слухи, что мы добиваемся отдельных палат, что мы хотим отобрать все это и передать «афганцам». Но мы согласны с тем, что на данный момент нам выделят двадцать коек, пока не будет создан центр внутри этого здания. Кстати курс лечения саморегуляции (без таблеток, значит) могут проходить и ветераны Великой Отечественной войны, и люди, участвовавшие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, до создания центра на территории Рукавишниковской больницы. Нам пока все это дают, кроме Михайловского, т. е. не хотят, чтобы Михайловский возглавил этот центр. А он на протяжении последних двух лет вел бесконечные переписки с ГУЗМО и Минздравом республики. И пока безрезультатно. А старики просто боятся слухов, что мы здесь собираемся организовать кооператив и делать валюту.
- Где же компромиссное решение этого конфликта ?- спрашиваю я у начальника госпиталя Сергея Петровича Рыбаченко и у его заместителя по медицинской части Бориса Ивановича Лисинченко.
- Им было предложено несколько вариантов, -говорит начальник госпиталя С.П.Рыбаченко. - Например, в Перхушково в Одинцовском районе хоть сейчас можно открыть отделение, им предложили здание новой больницы, построенное по приказу Совмина СССР в пос. Воскресенском Ленинского района на 90 мест. Мы пошли на все их условия, но они не хотят уходить из госпиталя. Михайловский не хочет уходить. И не объясняет причины. В Московской области восемь госпиталей инвалидов войны, но они выбрали именно этот. И требуют создания на его основе совершенно самостоятельного учреждения, со своим штатом и финансами. Со своими спонсорами ДЭЖР?. Но их требования давно вышли за пределы компетенции здравоохранения, стали вопросом не медицины, а политики. И тем более Вышли за пределы области. Это — проблемы общесоюзные.
К разговору подключился и приехавший из Москвы для принятия экстренных мер начальник Главного управления здравоохранения Мособлисполкома Василий Васильевич Лябин. Он прежде всего отдал распоряжение усилить контрольно-пропускной режим в госпитале, потому что ночуют здесь неизвестные лица с неизвестными намерениями. Положение обострилось еще и тем, что все клубы «афганцев» по Москве и области приняли решение засвидетельствовать под окнами госпиталя свою поддержку голодающим.
- Я считаю, - заявил он, - что это - целиком спланированная политическая акция. Создаются комиссии из депутатов Верховного Совета, которые должны будут принять какие-нибудь решения. А пока наша задача заключается в том, чтобы остановить голодовку. Ведь Михайловский поставил не карту не только жизни этих ребят, которым голодание по характеру их заболеваний противопоказано, но трагедия еще и в том, что утрачивается чувство милосердия, доверия к «афганцам» стариками, инвалидами Великой Отечественной войны, медицинским персоналом. И хотя коллектив госпиталя выразил мне недоверие, мы решили оставить им эти двадцать коек. Но должен заявить, что проводить реабилитацию этих больных только подобными средствами — неграмотно, хотя я всегда с уважением относился к Михайловскому как к врачу.
Однако создать центр для восьми тысяч инвалидов — «афганцев» сразу нельзя. Только наш госпиталь выделил на форсирование строительства этого центра 200 тысяч рублей. И мы готовы сесть все вместе и поговорить, пойти на любой компромисс. Мы пригласили независимого, незаинтересованного юриста, который в нашем приказе никаких отклонений не обнаружил. Но метод голодовки, выбранный Михайловским, все-таки неверный, потому что он искажает правильное восприятие проблемы воинов — «афганцев».

А что думает обо всем случившемся сам Михайловский, чего добивается?

- Все, что вам наговорили про нас, - абсурд, - категорично заявил он. - Мы совсем не собираемся отнимать у инвалидов Отечественной войны госпиталь. И не было у нас никакого конфликта с ними. Напротив, они проявляли к нам живой интерес, посещали наши занятия по саморегуляции. И многим это хорошо помогало. А конфликт с ними был искусственно спровоцирован администрацией госпиталя и другими бюрократическими кругами, которые не только не хотели решить этот вопрос, но даже не пытались вникнуть в суть того, что мы просим.
А мы твердим об этом уже два года. Нам ставят в вину, что мы отнимаем у инвалидов Отечественной войны возможность поправить здоровье, и пугают их тем, что мы отнимаем госпиталь под Всесоюзный центр реабилитации. Но такого Всесоюзного центра быть не может, а должна существовать разветвленная сеть таких мелких центров, включающих в себе не более тридцати коек. Такая сеть уже давно существует в Америке.
Та проблема, о которой мы говорим, поддерживается на словах, но разрешается на вчерашних принципах. Речь идет о создании такой системы, которая позволила бы гармонично развивать личности ветеранов в реальных условиях жизни общества.
И еще раз хочу подчеркнуть, что цель нашего центра — создать именно содружество ветеранов Великой Отечественной войны и молодых воинов-интернационалистов. И на конкретных примерах. Потому что результаты очевидны только для тех, кто проходит курс лечения. И не надо решать эти вопросы с точки зрения сиюминутности. Необходимо идти не на конфронтацию, а разъяснять перспективу и возможности этого метода.
Да, мы понимали, что подвергали наши жизни опасности. Но выбора у нас не было. Только так мы могли заставить администрацию выслушать нас. Мы объявили голодовку в пятницу, 5 января. Однако потребовалось пять дней, чтобы администрация госпиталя, наконец, поняла, что это — серьезно. Поначалу к этому все относились со смехом. А потом стали натравливать на нас стариков, что мы, якобы, стремимся отнять у них законное право на лечение в госпитале. Но мы еще раз заявляем, что мы этого не хотим, что нас просто не понимают.

ОТ РЕДАКЦИИ. 12 января воины — «афганцы» и В.М. Михайловский прекратили голодовку. Был, наконец, подписан приказ о создании центра реабилитации в здании бывшей Рукавишниковской больницы. Но сначала там надо сделать капитальный ремонт. А пока что здание пустует. И никто, кроме ребят «афганцев» и Михайловского, не заинтересован в том, чтобы его отремонтировать.
А. Колодин

Газета «Знамя Октября» 1990 г.