Вы здесь

Кузнецов Геннадий Романович

Родился 31 августа 1925 года в деревне Станы Тумановского района Смоленской области. Родители, Кузнецовы Роман Романович и Анна Трифоновна, 9 февраля 1943 года расстреляны немцами за участие в партизанском движении.

20 августа 1941 года Геннадий Романович добровольно ушел на фронт и был зачислен в 8-й (с декабря 1942 года — 3-й гвардейский) отдельный мотоциклетный полк 5-го механизированного корпуса.
В составе полка принимал участие в обороне Москвы, в Сталинградской битве, в освобождении Донбасса, Украины и Молдавии. В августе 1944 года направлен на учебу в Сталинградское танковое училище.
В 1951-1957 годах Кузнецов Г.Р. учился в Военной академии бронетанковых войск; с 1960 по 1970 год являлся заместителем командира полка; с 1970 года — старший преподаватель военной кафедры Волгоградского политехнического института. В 1979 году вышел в запас.

До января 1982 года Геннадий Романович — начальник редакционно-издательского отдела военно-проектного института. С января 1982 года по настоящее время работает в системе ДОСААФ-РОСТО в должности преподавателя военной подготовки курсантов Зеленоградской автомобильной школы РОСТО.


С 1982 по 2002 год  Геннадий Романович подготовил более 2300 военных водителей. Сегодня Геннадий Романович — член ревизионной комиссии Московского городского совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов; председатель ревизионной комиссии Зеленоградского РОСТО; председатель Окружной Комиссии ветеранов Зеленограда по патриотическому воспитанию населения, по сегодняшний день он организует работу и принимает активное участие в военно-патриотическом воспитании молодежи.
Кузнецов Геннадий Романович и его жена — Раиса Марковна счастливо прожили вместе более 50-ти лет, воспитали сына, имеют двоих внуков, добившихся успехов в педагогике и медицине.
Кузнецова Раиса Марковна — верная спутница жизни  Геннадия Романовича — родилась 11 декабря 1926 года, ветеран Великой Отечественной войны, лауреат Международного конкурса художественной самодеятельности в Чехословакии  в 1967 году, ветеран народного образования. Много лет проработала в сфере культуры. В настоящее время активно участвует в  организации и проведении окружных мероприятий, посвященных памятным датам истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Этих дней не смолкнет слава

В 16 лет он пошел на фронт. Участвовал в Смоленском сражении в составе восьмого от­дельного мотоциклетного полка, входившего в состав пятого механизированного корпуса 20-й армии Западного фронта, полком командо­вал майор Петр Алексеевич ВЕЛИК, впоследст­вии генерал армии, Герой Советского Союза. Принимал участие в параде 1941 года. С пол­ком прошел всю войну — от рядового до млад­шего лейтенанта, от мотоциклиста-разведчика до командира танка Т-34. Воевал на Западном фронте, на Юго-Западном фронте, на III Укра­инском фронте, участвовал в обороне Москвы и Сталинграда, в освобождении Украины. До­шел с полком до Болгарии и Румынии. Потом был отправлен на учебу, через полгода получил звание офицера, командира танка и, когда вой­на закончилась, был снова направлен на учебу. Воевал в Порт-Артуре, окончил вечернюю шко­лу офицером и поступил в академию бронетан­ковых войск им. Сталина, окончил ее в феврале 1957 г. и проходил службу в различного рода танковых частях, а затем прослужил более 30 лет в войсках, После чего стал заниматься пре­подавательской работой. 8 лет работал на во­енной кафедре. Затем уволился и стал при этом же институте работать начальником редакционно-издательского отдела. Потом пере­велся В Москву, в Зеленоград. Здесь стал ра­ботать начальником стрелкового спортивного комплекса ДОСААФ, до сих пор продолжает там работать, занимается преподаванием. Ген­надий Романович преподает общевойсковую подготовку, готовит специалистов для службы в Вооруженных силах РФ, подготовил около трех тысяч зеленоградцев, которые воевали в Афганистане и в Чечне.
Геннадий Романович — заместитель предсе­дателя окружного совета ветеранов, занимает­ся вопросами военно-патриотического воспи­тания. Несмотря на то, что он был неоднократ­но ранен в боях и контужен, ветеран и теперь продолжает трудиться. «Пока будет возмож­ность и силы, буду приносить пользу России», — говорит он.
- Я воевал на Минском шоссе, это Вязьма, Можайск, Кубинка... Немцы начали наступле­ние 3 сентября 1941 г., это было их второе на­ступление на Москву, фланговыми ударами они вышли к Вязьме, — рассказывает Геннадий Романович, — Несколько наших солдат попало в окружение. Наш полк стоял в 25 км восточнее Вязьмы в лесу, командование подняло нас по тревоге и вывело на Минское шоссе. Я сочинил об этом эпизоде небольшое стихотворение:

Когда наш полк был поднят по тревоге,
И всех от неизвестности трясло,
Мы с немцами столкнулись на дороге,
И в том бою мне точно повезло...

Седьмого октября мы стояли днем на шос­се Москва-Минск, не пускали немцев, они нас обходили, и мы оказывались у них в тылу. По­том нам приходилось ночью выходить из окру­жения к своим. Мы выходили через лес. И вот 7  октября наш полк был поднят по тревоге.
В районе между Гжатском и Вязьмой вместе с сержантом и несколькими нашими бойцами мы вышли из окружения к шоссе, увидели трактор и хотели на нем проехать дальше на восток в сторону Гжатска. Сержант, который служил вместе со мной, попросил помочь ему завести трактор, я взялся за рукоятку, при помощи ко­торой его заводят, и в это время внезапно по­явились немецкие мотоциклисты.
Трактористы наши сразу разбежались кто ку­да, а я замешкался, и один из немцев наставил на меня оружие — он видел, что в руках у меня ни­чего нет, а вещевой мешок мой лежит на земле. От страха и неожиданности я забыл, что в карма­не шинели у меня был пистолет. Рука моя со­скользнула с рукоятки трактора, ударилась о карман, я вспомнил о пистолете... И тут меня пронизал другой страх: а вдруг немец сейчас ме­ня обыщет, найдет оружие и убьет? Сам не пони­мая как, я достал из кармана оружие, застрелил этого немца и побежал через лес.
Приходилось ходить в рукопашную, бороть­ся вместе с ополченцами. Целые заводы рабо­чих выходили, чтобы защитить Москву от вра­га. И так мы добрались до Кубинки и там оста­новились. Нас было человек 500, потом нас вы­вели в Одинцово. А затем — на окраину Москвы. Нас подняли часа в четыре, посадили в маши­ны и повезли на Красную площадь. Мы проеха­ли по Красной площади мимо Мавзолея, после чего нас повезли в тыл под Владимир, там про­исходило переформирование, пришло попол­нение, мы получили новую технику, нас броси­ли нас на Западный фронт под Брянск, а потом под Сталинград.

Как Вы встретили День Победы?

Наш полк был в это время в Венгрии, а я оказался в Харькове, меня туда направили. И там, в военном училище, проснувшись ночью, я услышал крик, шум, кричали: «Победа!». В Харькове был парад победителей, и я в нем принял участие.

Какие награды Вы имеете?

Орден Красной Звезды, два ордена Оте­чественной войны, медали «За оборону Моск­вы», «За боевые заслуги», «За Победу над Гер­манией», «За оборону Сталинграда» и другие, также юбилейные медали — за службу в Воору­женных силах. 38 лет я отдал службе, имею ме­даль за выслугу лет.

Участник Великой Отечественной Войны Геннадий Романович Кузнецов

Участник битвы под Москвой, пол­ковник в отставке, танкист, кавалер ор­дена Победы, боевых орденов Великой Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды и других, награжден медалями «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другими, Участник парада 7 ноября 1941 года.

Всем смертям назло!

Когда наш полк подняли по тревоге
И всех от неизвестности трясло.
Мы с немцами столкнулись на дороге
И в том бою мне точно повезло.
Седьмое октября я не могу забыть:
Я был пленен, врагу — не покорился,
Шел снег с дождем и немец мог убить,
Но пожалел и жизнью поплатится.
Не раз в объятьях смерти были мы,
И я не раз игрался с нею в прятки.
Ее на землю под покровом тьмы,
Не брезгуя, бросал на все лопатки.
Впервые встретился я с ней наедине,
Когда над головой кресты ее летели,
И на московской снежной целине
Застряла смерть осколком в моем теле.
В бою, сквозь море дыма и огня,
В одном из хуторов под Сталинградом,
Вторично посетила смерть меня
В окопе разорвавшимся снарядом.
И в третий раз мне вроде повезло,
Да так, что смерть заплакала от злости,
Когда из танка всем смертям назло,
Тащили в комбинезоне мои кости.
Четвертый раз она пришла за мной,
Ее шаги в висках моих стучали,
Хотела взять меня в тот мир иной,
Где нет забот, нет горя, нет печали.
Ее приход не принял я всерьёз,
Какие могут быть дела меж нами?
И я воскрес, как Иисус Христос,
К кресту прибитый медными гвоздями.
Но в пятый раз уж не воскреснуть мне
— Такое никому еще не удавалось.
Я жизни гимн сыграю и на одной струне,
Но так, чтобы струна, как жизнь, не оборвалась.
Мне не утратить навыков бойца,
И так же, как всегда, судьбу я встречу стоя.
Со смертью буду драться до конца
И жизнь свою ей не отдам без боя.

Уважаемый Геннадий Романович, благодарю, что в канун 65-летия разгро­ма немцев под Москвой Вы нашли время для беседы. Невозможно слушать Ваши стихи-воспоминания без душевного по­трясения, очищающего душу от серой обыденности, без чувства благодарнос­ти фронтовикам за ратный подвиг, за да­рованное следующим поколениям рож­дение в свободной России. Спасибо Вам от сотен тысяч наших сердец! Только у побывавшего в смертном аду сражении на едином дыхании могут рождаться та­кой мощи поэтические строки.

Вашего жизнелюбия и силы духа хватит на войско. Хочется узнать о Вас как можно больше, чтобы передать Ваше слово де­тям и внукам.

Каков Ваш фронтовой путь, где и в каких войсках Вы воевали? Откуда черпаете си­лы для активной жизни?

Пешком на фронте не ходил. Сначала был в мотоциклетном полку на мотоциклах, маши­нах, затем стал командиром танка, прошел путь от солдата до офицера. Участник Смолен­ского сражения, обороны Москвы, Сталингра­да, Курской битвы, прошел путь от Сталингра­да до Бухареста.
После войны окончил Сталинградское тан­ковое училище, затем Академию бронетанко­вых войск имени Сталина. Служил в Порт-Ар­туре, в Венгрии, на Кавказе. Сорок лет отдал армии. После увольнения из армии трудился начальником редакционно-издательского от­дела Волгоградского политехнического инсти­тута. Сейчас работаю в системе Российского оборонно-спортивного общества (бывшее ДОСААФ), веду военную подготовку курсантов и готовлю для Вооруженных Сил военных во­дителей. Они бесплатно получают профессию военного водителя. С восьмидесятого года я подготовил более трех тысяч человек, многие из них — участники афганской, чеченской войн... Учил отцов, сейчас приходят их дети. Уверен, что они будут хорошими защитниками нашего государства.
Силы для активной жизни мне дает строгий режим дня: подъем в шесть утра, зарядка, хо­лодный душ. Не курю, не пью, а главное — работа.

Откуда Вы родом?

Я сам смоленский. По комсомольской пу­тевке 16 июля 1941 года меня с друзьями при­няли в 8-й отдельный мотоциклетный полк 16-й армии. Мне шел 17-й год.
Родители остались в оккупации на Смолен­щине, 9 февраля 1943 года их расстреляли немцы за связь с партизанами.
Я был тяжело ранен под Москвой, за­тем под Сталинградом. По архивным документам числюсь погибшим под Сталин­градом 8 декабря 43-го года. Выжил, как видите.
В 44-м году в танке получил тяжелую трав­му, перелом позвоночника, лежал на растяж­ках в госпитале в Будапеште.

Как Вам удалось выжить в бою под Москвой?

Оборонительные бои за Москву — самое тяже­лое время. Наш полк, потерявший в предшествую­щих боях больше половины личного состава, обо­ронял Москву под Вязьмой.
С пятого на шестое октября мы приняли бой на Минском шоссе. Стояли насмерть. Когда немцы нас обошли, мы вынуждены бы­ли отступить в сторону Гжатска. Седьмого шел снег с дождем. Под утро с боем вышли к шоссе, там мы с сержантом увидели брошен­ный трактор, нагнулись завести мотор, под­нимаю голову и вижу: вместо моего сержан­та, копавшегося в моторе, стоит немец с направленным на меня оружием. В тот мо­мент никакого страха у меня не было. Все произошло неожиданно. Я вспомнил о заря­женном пистолете в кармане, выхватил его и выстрелил в упор. И в лес. За спиной стрель­ба. Трещало все. Я бежал, не помня себя. В лесу меня подхватили наши и крепко дер­жали, пока я не пришел в себя. Дальше про­рывались с боями. Ходили в штыковую. Я то­же бежал. Много в полку было солдат, про­шедших Халхин-Голл, финскую. Под Москвой полегло много ополченцев. Опыта военных действий никакого, в руках — бутылки с зажи­гательной смесью. За черные гражданские пальто и шапки мы их называли «черно­рубашечниками». Немцы сначала приняли их за морскую пехоту, а потом, разобравшись, утюжили их танками.
Далее Воронежский фронт, Сталинград. Под Сталинградом наш мобильный полк в составе 5-й танковой армии действовал по немецким тылам. Мы были хорошо вооружены и мобильны. В полк входило 250 мотоцик­лов с пулеметами или огнеметами, на каждом по три автоматчика. У меня на мотоцикле была радиостанция РП (я держал связь со штабом полка), 10 огнеметных танков Т-34, артилле­рийский дивизион, рота бронетранс­портеров, автомобильная рота, сапе­ры и др. Действовали по немецким тылам, уходили в тыл врага километ­ров до ста восьмидесяти. По донским степям передвигались быстро: ночью шли, днем выжидали. На таком расстоянии от передовой немцы, конечно же, не ожи­дали нас.
Взрывали мосты, захватывали узлы связи. Вот, например, мы захватили и уничтожили бун­кер связи в районе Суровикино, осуществляв­ший связь генерала Паулюса с Гитлером. На станции Обливская захватили и разгромили не­мецкий аэродром, уничтожив 13 вражеских са­молетов. Многие из нас были одеты в трофейные маскхалаты. Идущие навстречу немецкие вой­ска небольшой численностью уничтожали тут же. Если немецкое подразделение дви­жется в нужном нам направлении, при­страиваемся в хвост. Ноябрь, декабрь самое темное время года, кто там разберет. И вот однажды человек сорок румын во главе с пожилым немцем на повозке гнали голов во­семьсот скота к фронту. Немец в санях играет на гармошке. Наш ко­мандир взвода Ахат Байбурин подъезжает, хлопает его по плечу: «Категес !!», у немца инфаркт. Встречались с партизанами. Украина, Днепр. У нас в развед­взводе были перешедшие на нашу сто­рону, немец Отто и австриец Франц. По­мню, в тыл к немцам мы прошли километров двести, почти до Днепропетровска. Нарвались на немецкую засаду. Франц сгорел вместе с мо­тоциклом. Мы стали уходить из-под обстрела. А Отто встал, что-то кричит немцам, стрельба прекратилась. Он тогда, по сути, спас нам жизнь. Засада была уничтожена. В составе раз­ведгруппы  нас  с  Отто  переправили  через Днепр. За действия в тылу врага меня награди­ли орденом Отечественной войны 1-й степени, а Отто — орденом Ленина. Тогда еще звание Ге­рой Советского Союза не присуждали. На фронте мне присвоили звание: младшего лейте­нанта. Но перед этим, выполнив боевую задачу, вернулись на левый берег. Нашего полка там уже не было. Солдаты другой воинской части, приняв нас за немецкую разведку, чуть нас не расстреляли. Спасла случайность.
Потом был откомандирован в Нижний Тагил за танками. Победу встретил в Румынии. В Па­раде Победы участвовал в Харькове.

Даже по отдельным эпизодам видно, что у Вас легендарная боевая юность. Вы недавно встречались с мэром Москвы Ю.М. Лужковым, в 2004 году — с Президентом России В.В. Путиным, много работаете с молодежью. Какие напутственные слова вы говорите государственным мужам, а какие — молодежи?

Молодым быть всегда молодыми — самый лучший вариант, дожить, как я, до восьмидесяти двух. Нужно себя беречь. Трудиться. Труд не только облагораживает, он и молодит. Не надо над собою издеваться: пить, курить. Честь и здоровье надо беречь смолоду!

Представлены материалы:

из личного архива Кузнецова Геннадия Романовича
Материалы газеты «Ангстрем» №  6, 30 ноября 2006 г.
Интервью корреспондента Анны Грудцовой
газеты «Вести Матушкино»  № 11 (72), 28 ноября 2009 г.
Источник информации: museum.zelmol.ru/pages/kuznecov-gennadiy-romanovich