Вы здесь

Марафон доброты

Мери Бушуева — везучая. У кого бы повернулся язык сказать такое, когда в 19 лет она, студентка, красавица, любимая сестра пятерых братьев в дружной грузинской семье, чуть не погибла в пожаре, получила ожоги обеих ног и три года провела в Институте имени Вишневского в Москве, перенесла более 50 операций. Врачи творили чудеса, но признавались: не родись Мери в Грузии, не напитайся с младенчества ее щедрым солнцем и плодами, — не выжила бы. Повезло?

Испытания

В те ужасные дни и недели Мери как о несбыточном мечтала о возможности самостоятельно повернуться на бок, сесть... Полученные на пожаре ожоги заживали трудно, изуродованные ноги Мери прятала в брюках, вызывая осуждение окружающих: грузинская девушка — в брюках... В 70-м году в провинциальном Зугдиди это было не принято. Но Мери выдержала, наладила свою жизнь: продолжила учебу на заочном отделении, устроилась работать на станцию техобслуживания. Правда, жизнь как-то опустела — исчезли куда-то женихи и подруги, перестали девушку приглашать в гости в веселые компании. Отнимало силы и надежды сознание: я теперь никому не нужна!
Но тогда она еще не знала, что главные испытания у нее впереди: на людной свадьбе она попала под неуправляемый грузовик, ногу, буквально расплющенную между колесом тяжелой машины и стеной, пришлось ампутировать, и, к сожалению, выше колена.

Встреча с судьбой

Опять мучительное лечение, операции. Снова московские врачи спасли ей жизнь. В то время ее судьба сделала неожиданный поворот: Мэри встретила в Москве человека, таксиста, Юрия Бушуева, который возил ее в больницу, влюбилась, через полгода вышла за него замуж. Опять повезло. Свадьбу играли на родине Мери, там же она провела следующие пять лет после рождения дочери Маши. Эти пять лет она занималась не только воспитанием ребенка: добилась восстановления на работе, куда ее, инвалида I группы, отказывались принимать. Кажется, трудностей и преодолений уже хватило бы не на одну человеческую жизнь, но на самом деле судьба Мери Бушуевой только начала свой главный разворот.
Прожив те трудные годы, она не только стала сильнее духом, она вынесла из них важное убеждение — несправедливой и жестокой судьбе всегда противостоят отзывчивость и доброта, на них можно опереться, на них можно рассчитывать. Мери хранит список 80 доноров крови, которые спасли ей жизнь во время длительного лечения от ожогов. Она с ними не знакома, но выжила благодаря им. Благодаря девушке из подмосковного Пушкина, которая дала ей кожу для пересадки, благодаря десяткам москвичей, которые помогали ей преодолеть большие и маленькие трудности.

Начало забега

К Москве и москвичам у Мери особое отношение, она считает, что таких отзывчивых людей больше нигде нет. Она любила столицу с детства как родной город, в школе стихов про Кремль знала больше всех одноклассников. И новый этап своей жизни она начала в Москве — с верой в свои силы, с надеждой, что ей здесь помогут. Она решила, что должна жить полноценной и достойной жизнью. Ей нужен был хороший протез.
К тому времени она ходила на всяких, но все были неудобные, тяжелые, нужен был импортный, из современных материалов, стоил он очень дорого. И тогда ей повезло по-настоящему: в ее жизни появился Валентин Дикуль, знаменитый автор методики восстановления после травм опорно-двигательного аппарата, тогда — депутат Госдумы. Он выслушал Мери и посоветовал заняться... марафонским бегом. Мэри не поверила своим ушам, но совету Дикуля последовала, записалась в московский филиал американского спортклуба для инвалидов под названием «Ахиллес трек клаб». В 1990 году, когда его основатель, легендарный американец Ричард Траум — первый инвалид, прошедший знаменитый Нью-Йоркский марафон, приехал в Москву, Мери встретилась, переговорила с ним, получила приглашение на участие в очередном Нью-Йоркском марафоне. Начала тренироваться: два раза в неделю ездила с проспекта Мира в Крылатское на тренировки и ходила, ходила, ходила, превозмогая боль и усталость, на старых протезах, опираясь на костыли.

Рубеж взят

Нью-Йоркские марафоны отличаются от традиционных спортивных. Участники обычного марафона проходят 42 километра за 3,5–5 часов. Для марафонцев-инвалидов, которые одолевают дистанцию пешком и на инвалидных колясках, ни скорость, ни время значения не имеют, главное — дойти до финиша, взять поставленный самому себе рубеж. В первый раз Мери удалось пройти только половину дистанции — сняли. Но зато ей удалось не только заручиться обещанием Ричарда Траума помочь приобрести протез, но и заключить с ним своеобразное соглашение о сотрудничестве: он попросил Мери помочь открыть филиалы клуба в Грузии и на Украине. Она свое обещание выполнила, он свое тоже.
В 1993 году была вторая попытка пройти марафонскую дистанцию, и снова неудача. Но в 94-м она дошла! Стала первой в России женщиной-инвалидом, которая покорила марафонскую дистанцию. Финишировала через 20 часов в два часа ночи в Центральном парке Нью-Йорка. У Мери есть фотография, сделанная в тот незабываемый момент: счастливая, красивая женщина принимает поздравления.

Другой мир

Участвуя в первых своих марафонах, Мери открыла для себя совсем другой мир, других людей, из разных стран, разных возрастов: из Австралии, Бразилии, Эквадора, стран Европы... Каждый из них шел свой марафон. Так, вместе с ней преодолевал дистанцию американец с пересаженным сердцем. Ему было тогда 40 лет, а сердцу — 20. Через 20 лет она снова встретила его на очередном марафоне. Она убедилась, что человек, если захочет по-настоящему, может почти все. Мери убедила Галину Марченко, 70-летнюю женщину-москвичку поучаствовать в таком марафоне. У Галины — онкологическое заболевание и, конечно, целая куча комплексов. Когда она сказала в семье, что поедет на марафон, зять, как она рассказала, упал на пол от смеха! А она поехала и прошла дистанцию за семь часов!
На счету у Мери десятки различных соревнований — в России и за рубежом — во многих она была не только участником, но и организатором, привлекала спонсоров, вдохновляла участников личным примером. Она участвовала в супермарафоне Москва-Париж-Сидней. Каждый день Мери вместе с остальными участниками проходила по десять километров, когда прошли последнюю дистанцию, приняли участие в открытии и закрытии Сиднейской паралимпиады.
Потом были суточный марафон в Москве на стадионе «Искра», марафон по Тбилиси, по Золотому кольцу России... И множество забегов на различные дистанции во время спортивных праздников и мероприятий в Москве, в родном Мещанском районе. Но главным содержанием этого важнейшего и самого яркого этапа жизни Мери Бушуевой стали не ее личные спортивные достижения, хотя она и гордится ими с полным правом. За каждым таким достижением — невероятное напряжение физических и душевных сил, труд. Перед одним из марафонов она тренировалась в... своем подъезде 12-этажного дома: за час четыре раза поднималась и спускалась по лестнице, на протезе. На одной из фотографий, сделанных после финиша, видно, как дочь Маша, сопровождавшая Мери, бинтует ей стертые до крови руки.

Дорогие победы

Но больше дорожит Мери победами, которые одержали другие люди с ее помощью. Как только она открыла для себя огромные возможности, которые предоставляет инвалиду спорт вообще и участие в марафонах в частности, она стала активно привлекать к своим занятиям других людей, нуждающихся в помощи и поддержке.
Герой России Игорь Задорожный, молодой офицер, потерявший в одной из горячих точек три конечности, называет Мери мамой: она дала ему вторую жизнь, заставила поверить в себя. То же самое скажет о Мери и Сергей Бурлаков с ампутированными руками и ногами, и Сергей Савинов, потерявший при взрыве зрение, слух, руку и пальцы другой руки, и многие другие, кто воевал и не воевал, но с кем судьба обошлась жестоко. Мери привлекла их к занятиям спортом и тем самым вернула радость жизни.
Несколько раз она возила на Нью-Йоркский марафон команду ЦАО, однажды инвалиды Мещанского района привезли с него пять медалей! Сегодня о Мери знают многие, просят помочь совсем незнакомые люди. После взрыва на проекте «Дом-2» ей позвонила мать Владимира Шахова — парня, который не был участником проекта, он занимался его техническим обслуживанием, при взрыве ему оторвало обе руки. «Красавец, — рассказывает Мери, прекрасно знает компьютер, 23 года, вся жизнь впереди и — без обеих рук. Что ему сказать? Что все будет хорошо? Нет, не будет, будет трудно, но жить достойно, интересно можно, если весь мир не заслоняет сознание: „Я никому не нужен“». Мери убедила парня попробовать принять участие сначала в забеге в парке Горького, а в перспективе — планировать участие в Нью-Йоркском марафоне. Потом можно подумать и о хороших протезах.
Мери считает, что ей пришло время возвращать долги: в свое время ей помогли, значит, и она должна помочь всем, чем может. В 2006 году ей помогли собрать документы и зарегистрировать свое предприятие — Центр реабилитации инвалидов через спорт, но до сих пор центр существует только на бумаге, нужно делать следующий шаг – добиться предоставления хотя бы маленького помещения. Но вот это оказывается непреодолимым барьером. А скольким еще людям, потерявшим веру в себя, Мери могла бы реально помочь, чтобы не прекратился, не иссяк круговорот доброты в человеческом мире, благодаря которому он и существует до сих пор.

Наталья КРАСОВА,
Константин КАПУНОВ (фото)

№22, 4–11 июля

Источник информации: moscentr.ru/articles/detail/22_4_-_11_iyulya/marafon_dobroty1/