Вы здесь

Случай Штейнера

Кинологу Владиславу Штейнеру после тяжелого ранения в Чечне и ампутации ноги разрешили продолжить службу в милиции с формулировкой «в виде исключения». И он делает свое дело добросовестно.

Отказ от группы

Без собак и без службы в милиции Владислав Штейнер своей жизни не мыслит. Жизненная установка милиционера-кинолога не изменилась и в 1995 году, когда его служебная командировка в Чечню закончилась тяжелым ранением и ампутацией правой ноги.
- Когда нас обстреляли в грузовике, я потерял сознание, потом вновь пришел в себя. Помню желтую вспышку. Хватаюсь за автомат, и чувствую при этом, что пальцы шевелятся, но поднять руку уже не могу, - рассказывает Владислав Александрович. - Рука была перебита выше локтя. Потом красная вспышка: правая нога повисла на штанине… Наш грузовик превратился в куски расплавившегося металла. Меня оттащили в посадку, я отдал ребятам магазины с патронами, а сам стал раскрывать аптечку, кое-как перевязал руку, перетянул жгутом ногу. Из одиннадцати человек, которые ехали в грузовике, выжило двое...

«Либо без ноги, но живой, либо с ногой, но мертвый», - сказал мне в военном госпитале врач, когда я очнулся после комы, в которой находился 24 дня. Мне перелили тридцать литров крови, - продолжает вспоминать Штейнер. - Депрессия у меня началась страшная… Хуже физической боли была душевная пустота, ощущение полной прострации. Но при этом я верил, что можно научиться ходить и на протезе. У летчика Маресьева не было двух ног, а он ходил и даже самолетом управлял.
- Владислав Александрович, как же вам удалось вновь обрести себя после ампутации и после депрессии?

- Биологическую жизнь мне сохранили. Но и без ноги надо было как-то устраиваться в этой жизни. Я хотел продолжать работать кинологом - это то, что я умею делать в этой жизни. Многие не верили в то, что «одноногий милиционер» сможет продолжить службу. Но для начала мне нужно было встать на ноги и научиться заново ходить в 26 лет. Сейчас мне 38. Уже 12 лет «служу заново». Мама мне помогала учиться ходить. Я пошел сначала с костылем, потом сам. В порядке исключения по ходатайству Управления внутренних дел и администрации Воронежской области МВД России разрешило мне дальнейшее прохождение службы в органах внутренних дел. От статуса инвалида я отказался, потому что иначе расстался бы с погонами.

До победного

Впрочем, уже после этого одолевали сомнения: может, оставили потому, что пожалели? Согласиться с этим самолюбие не позволяло.

- Жалости мне не нужно — я мужик, - говорит Штейнер. - Поставил себе задачу — победить. Мне выпала честь открыть Всероссийские соревнования специалистов-кинологов МВД России, которые проводились в 1998 году в Санкт-Петербурге. В них принимали участие 54 команды. В программу, помимо общего курса дрессировки, входило задание на поиск взрывоопасных предметов. Чагас показал себя более чем достойно - он отыскал в автомобиле 200-граммовую тротиловую шашку, из багажа «извлек» 200 граммов пластида. А в помещении Чагас «отрыл» пистолет и 16 патронов к нему. До осуществления моей мечты не хватило нескольких баллов — мы заняли почетное второе место.

Чагас живет в квартире вместе с Владиславом — несмотря на то, что специалисты это не приветствуют. Но тут особый случай — пес вытащил своего хозяина из забвения, вернул к нормальной жизни, к жизни, где так важно быть кому-то нужным. Коллегам по работе, родным, своим четвероногим подопечным… Спрашиваю Штейнера:

- Может, у вас с Чагасом еще все впереди и вы займете заветное первое место? Сейчас ведь тоже готовитесь к очередным соревнованиям?

- Теперь у меня уже другая задача — подготовить команду: это три кинолога и три собаки. В 2007 году наша команда в Ростове-на-Дону выступила неудачно. При этом мне лично вручили общественную медаль «За возрождение служебного собаководства в России», но я ее не ношу. Дал себе зарок - пока наша команда не займет достойного места на всероссийских соревнованиях (всего на них встретятся 106 команд), не буду иметь морального права на эту медаль. Пока ставлю посильную задачу — нам нужно войти в двадцатку.

Мечта о сыне

Впрочем, соревнования соревнованиями, а основная работа кинологов — профилактика и раскрытие преступлений.

- Недавно кинолог Ирина Хурчак со своей овчаркой Томом кражу раскрыла — нашли похищенные компьютер и одежду, - рассказывает Владислав Александрович.

- За три месяца нашими кинологами раскрыто 5 убийств, 143 кражи, 21 грабеж, 3 разбоя, 5 преступлений по незаконному хранению взрывчатых веществ, 9 — по наркотическим средствам.

Российская газета: Владислав Александрович, чтобы быть кинологом, надо обладать какими-то талантами?

Владислав Штейнер: Вы еще скажите — гениальностью… Это прежде всего знания, опыт и каждодневный труд. Например, я дважды заканчивал Ростовскую школу служебно-разыскного собаководства: в 1991 году по общеразыскному профилю, в 1993 - по поиску взрывчатых веществ, оружия и боеприпасов. Сейчас пришел к нам парнишка, у него есть желание стать кинологом, но ленится. Но ничего, мы его научим работать. Главное, чтобы было желание.

РГ: Вы балуете своего питомца?

Штейнер: Сейчас уже балую. Когда Чагасу исполнилось 10 лет, он с трудом преодолел двухметровый забор. Нет былой четкости. Все это я списываю на его возраст, ведь контрольный срок, до которого собаки служат в милиции — 8 лет. Но не выполнить команду он не может — нет ничего страшнее для собаки!

РГ: Приходилось ли вам помогать словом людям, которые оказались в аналогичной жизненной ситуации?

Штейнер: Сотрудничаю с организацией ветеранов войны в Афганистане. Своим примером показываю, как жить в такой ситуации. Это действует лучше слов. «Сильный не тот, кто не упадет, а тот кто, упав, поднимется», — сказал кто-то из великих. И я с этим полностью согласен.

РГ: О чем мечтаете?

Штейнер: Любимая жена у меня есть. С Жанет — она работала педагогом, а потом ушла в туристическую фирму — у нас есть самое главное. Это взаимопонимание. Мы уже больше пяти лет живем душа в душу. Она не побоялась одноногого мужа. Теперь мечтаю о сыне, а жена — о дочери.

P.S.

Милиционер Штейнер послужил прообразом для героя романа воронежского прозаика Валерия Барабашова. На вопрос корреспондента «РГ», почему книга посвящена именно ему, писатель, в багаже которого более тридцати детективных историй, отвечает кратко: «Выбрал Владислава, потому что он герой. Он не изменил долгу, не изменил профессии, значит — не изменил себе».

Источник информации http://www.rg.ru/2008/05/29/reg-chernoz/sluchay.html